Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

ОНА В ПРИСУТСТВИИ ЛЮБВИ И СМЕРТИ

- Случилась не так давно история. У молодой женщины было двое детей от первого брака. И ее кто-то познакомил с человеком, они заключили мусульманский брак. Он ей очень понравился – обаятельный, добрый, с высшим образованием, очень полюбил ее детей, дети полюбили его. Он был женат, обещал развестись, а пока предложил быть второй женой. Она знала, что маме это не понравится, решила о браке не говорить ей. А потом как-то он пришел домой с оружием. Оказалось, он в розыске, потом выяснилось, что он принес присягу Аль Багдади. И вот тогда она страшно перепугалась. Говорит ему: «Мне страшно, у меня дети, давай мы все прекратим». А он ей: «Ты чо? Ты жена теперь. Молчи. Скажешь что-нибудь, у тебя будут проблемы, я не один, за меня есть, кому отомстить». Она рассказывала, как ждала, когда же его убьют, и все закончится. И вот в один прекрасный день на лестнице у них началась какая-то возня. Он говорит: «Посмотри в глазок». Глазок оказался залепленным. И этот милый мальчик ей сказал: «Выйди на лестницу, взгляни, что там».

- Что? Он же не мог не знать, что означает залепленный глазок!

- Конечно. Вот такой хороший добрый мальчик. Она вышла и тут же получила несколько пуль в живот. Отползла потом в шкаф и сидела там, исходя кровью. Съела все обезболивающие таблетки, которые были в квартире. В это время в квартире начали спецоперацию: заварили дверь, в потолке просверлили дырки, спустили камеры в каждую комнату. Мама ее бегала вокруг оцепления, говорила: «Там моя раненая девочка!» Ей отвечали: «Там не девочка, там террорист». Она: «Вы с ума сошли? Какой террорист!» И ей объяснили, что муж ее дочери – боевик. Ничего не понимающая мама кричала, что ее девочка не замужем. И как сказала она мне потом: «Молодцы эти ребята, которые стояли в оцеплении, не всякий бы выдержал мою истерику». Маме дали возможность позвонить. Так она в первый и в последний раз говорила с зятем. Он сказал, что сам не выйдет, но попросил вывести жену. Через пять часов подогнали машину, люльку подняли до девятого этажа, девушка доковыляла до балкона, рухнула в эту люльку и потеряла сознание.

#Daptar

http://www.daptar.ru/article/282/ona-v-prisutstvii-lyubvi-i-sme

А мы соблюдаем постельный режим мы звери, мы дети, мы по два лежим

Копия от Храпова инь-ян

Картинка безмерно любимая. Сначала Сережа Храпов изделал офорт во Львове сидючи, затем Ксюха в Иерусалиме из этого офорта изделала ксерокопию и прислала мне. А я возрыдала и изделала себе стеночку, на которую прикнопила все, что греет и смягчает душу, фотки разные, в том числе, и этих двух зверей.

За несколько лет бумага поистрепалась пожелтела, помялась во время переездов, но звери все с тем же отчаяньяем и надеждой вцепляются друг в друга.

(no subject)

Памперсы хуямперсы, вопросы - как купать, чем кормить, чтоб без комочков, как проветрить квартиру и не простудить, мази присыпки протирание влажным полотенчиком.

Это не новые дети в доме завелись. это родители постарели.

Последнее время по ночам я не сплю.
Ложусь часов в 6-7.

Мне кажется, что это чему-то поможет. Что вот пока я сижу тут перед компом, лаюсь или лайкаю, как бешеная на Фейсе, или с книжкой на кухне больше туплю чем читаю - там, дома, где Анька и родители ничего не произойдет. Что мое вроде бы бесполезное присутствие отпугнет или помешает тому страшному, что подкрадывается.

Мама говорит, что старость похожа на бег по экскалатору. Что пока ты молодой - легко бежишь себе вверх, супротив движения, удерживаешься практически на том же месте, затем проигрываешь ступеньку за ступенькой, а после тебя начинает понемногу сносить вниз, туда, где железная лента раскладывает свои ступеньки в плоскость и уходит вниз, вглубь, во внутреннюю подземную механическую нежизнь.

Какие подобрать для нее слова - не знаю. Она плачет, ей тяжело и страшно. А я ни задержать эту чертову ленту ни подбодрить, ни отвлечь, ни утешить каким-нибудь царством Божьим не умею.

Педофила поймали!

Вчера звонила какая-то тетка. Социологическая. Тетке было интересно, что я смотрю по телевизору. Я очень люблю, когда кто-то интересуется, что я смотрю, что читаю и как часто ковыряю в носу.

Но тут мне почему-то не захотелось говорить, может быть, потому что тетка несколько раз повторила – я займу всего семь минут моего драгоценного времени. И я обиделась, что так мало. Поэтому сказала, что телек совсем не смотрю, а только туплю в комп. Комп тетку не заинтересовал.

И вот после того, как она распрощалась, я вдруг вспомнила недавнюю передачку по РЕН ТВ. Там – опа!опа! – ловили педофила на живца! И поймали. Прямо во время его первой прогулки с этим живцом. Они такие шли по аллейке и педофил приобнимал пацана за плечи. И вот до того самого момента, как перед ними выросла антипедофильская команда с камерами, фотоаппаратами и прочими приблудами, я знала, на какой я стороне. А потом знать перестала. Точнее, мне уже было наплевать, что эта команда борется с социальным злом, что они могут таким образом спасти хотя бы нескольких детей от растления. Потому что из них перло, понимаете, перло сладострастие мучителей.

Бить они его не били. Кстати, как раз пару ударов в морду я бы наверное поняла.

Но они держались в рамках, ведь для телека же снимали. 

Они совали этому чуваку его же телефон и требовали, чтоб он звонил маме или девушке – на выбор и признавался, иначе они позвонят обеим. Они пихали ему в лицо псину, требуя, чтоб он ее целовал в морду. И на прощанье облили его мочой из припасенного стакана. И во всем этом не было.. как бы првильнее сказать… совсем не было гнева, ярости, ну что там бывает, если тебе в руки попадает урод такой же, как и тот, что несколькими годами раньше растлил, предположим, твоего ребенка. И у тебя до сих пор дергаются руки, и красным застилает глаза при одной мысли, при намеке.

Но там была радость, удовольствие, что можно безнаказанно, что вот он – хлипкий и беззащитный перед ними, что он ПРЕСТУПИЛ и теперь в отношении его можно дать себе полную волю. Они ловили и ПОЙМАЛИ! И на их стороне гребаное обчественное мнение, никто не вякнет, что бы они ни сделали, пока не переломали руки ноги и в жопу бутылку не засунули. А кто вякнет – к тому сразу прибегут обезумевшие от гнева и боли родители пострадавших и заорут – так ты за то, чтобы растлевали и насиловали наших детей?

Нет. Не думаю, что я за это. Но такие лица, какие были у ловцов, я уже видела. Один вьюноша, например, рассказывал, как рядом с ним загорелась сауна, и выбежали оттуда голые девки-проститутки, и как метались, взятые в кольцо ржущей толпой, а за ними бегали дети и при полном одобрении родителей швыряли в них камнями. Вот у рассказывающего вьюноши было такое же лицо. Человека, который вспомнил о приятном. О том, как ему удалось удовлетворить свою склонность к мучительству социально приемлемым образом.

И мне очень хотелось врезать ему прямо в нос.

(no subject)

Удавите меня уже кто-нибудь!!
Обмотайте шею туго детским шарфиком...

Говорю в коментах с человеком и вдруг ловлю себя на том, что машинально так навожу курсор на его аву, чтоб взглянуть, блядь, какой же у него этот херов "социальный капитал"!

Я ведь знала, знала, что это заразно!)

Окавказиваюсь на глазах.
Среди тех, кого я читаю только у наших такой мозговой заеб.

Вопщем - ждите.

Скоро начну прыгать на задних лапках в блогах у тысячников, выпрашивать пиару и вымогать комменты у взаимных, кажный божий день отслеживать свой рейтинг и количество посетителей, а также, урча, рыча и топоча нестись туда, где устраиваются вакханалии взаимозафренда.

Аул ГЕНТА. Старухи, дети и родовые башни

Из истории тухума «ДУГ1ИЛАЛ» , записанной Магомедом Алибеговым

"Занкиду убили еще молодым в селе Урада в гостях. Говорили, что человек, убивший его, получил сенокосный участок земли в ущелье Г1оно. Когда из комнаты, где сели обедать, стал уходить человек, позвавший его в гости, у Занкиды возникли подозрения, поэтому он посадил его рядом с собой и потребовал закрыть окно за своей спиной. Через некоторое время, снова открыли окно, как бы для выхода дыма, накопившегося в комнате. Выстрелом через это открытое окно Занкида и получил пулю в спину. Сразу он тоже воткнул кинжал рядом сидевшему человеку, позвавшему его в гости. На рассвете отец нашел тело  сына у дверей своего дома на деревянных носилках и сказал: «Хорошо проводили, посадив  на деревянного мула»." 

_P4Z9579




_P4Z9599

_P4Z9635Collapse )

Гента

Бабушка из Гента

Бабульки в Гента смешливые, страшно активные и, узнав, что их будут фотографировать, сразу е помчались приодеться. Рассказывают, что в советские времена их пытались отучить от чохто или хотя бы запретить серебряные наушники. 
Но хрен там.

Упрямо носили и плевали слюной на всякие запреты

Фрагмент истории тухума (рода) ДУГ1ИЛАЛ , записан главой села Гента магомедом Алибеговым

"Из-за такой межтухумной вражды Г1амачил Г1али из тухума Къачилал не ходил в мечеть, а Занкида из тухума Дуг1илал не мог ходить по обычной дороге в Колох, где были его хозяйственные постройки, и держал скот зимой, а шел в обход, через местность Г1оро. Однажды, когда шел по этой дороге, выстрелом с башни Занкида был ранен в руку. Когда его спросили, что случилось, он ответил, что укусила девушка из тухума КЪачилал. Не посещая мечеть, долго сидеть дома Али не мог, поэтому, обмотав себя саваном, он вышел из дома. Говорят, в тот день Занкида убил Г1амачил Г1али. Всего он убил 12 человек, среди них двое маленьких детей из тухума КЪачилал, которые читали Коран. Говорят, КЪачи Г1исало хранил Коран, залитый кровью зарезанных детей. Он видел во сне большую кипящую емкость полную бузой, а на утро плакал, что это к крови и опять придется ее проливать. Сложно давать оценку его поступкам и действиям, человек с нормальной психикой вряд ли прольет кровь маленьких детей, тем более читающих Коран."

Фотография Ильяса Хаджи.

Был такой Город. Фрагмент. Салам Хавчаев; 50-е

Туманова Аминат родом из с Табахлу

Фото из семейного архива Салама Хавчаева; Туманова Аминат родом из с.Тубахлу
27 августа 1930 г Шведова Фотя и Шведова Сара
Шведовы Фотя и Сара, 30-й г.
52-й год, Дома на Левина. Салам.
Салам Хавчаев, 52-й

...Жили мы убого
- глиняные полы, две комнатушки, коридор и маленький дворик. Крыша наполовину из толя, наполовину из шифера. В дождь вода подтекала под шифер, и мама привычно расставляла на полу кастрюли и тазы. Дыра в крыше заделывали затычками из лоскутков (мама  была портнихой) и сверху уже красили. Вот кому было вольготно, так это мышам, крысам и скорпионам. Мыши заняли дом, крысы двор, а скорпионы появлялись в мае и по одному. Их ловили и бросали в банку с растительным маслом. Такой мальчишеский сувенир. Однажды мы отвалили большой камень во дворе, а под ним оказалось целое скорпионье гнездо. Я был удивлен – почему они всегда делегировали к нам только одного? 

Наш дом напоминал караван-сарай. Кроме мамы, отца, меня, младших сестры и брата и взрослых дочерей отца от первой жены, у нас жил еще мамин брат Алик. Он выстроил во дворе маленький дом, привел туда жену и там же родились его 4 дочки. Ну, а помимо близкой родни у нас обычно жили от 5 до 20 человек. Я не оговорился. Мама была человеком безотказным, и случалось, люди приходили с вокзала, говорили – нам посоветовали идти на Левина к Рукижат, сказали, что приютит, покормит, уложит. Из мебели самую большую ценность представлял дубовый стол. Он раздвигался, и на него можно было уложить 5 человек, а под него – еще 7. И основным блюдом был суп, он готовился в огромной кастрюле, чтобы всех накормить.

Однажды у нам забрался вор. Уж не знаю, что он рассчитывал тут взять (может, пиджак, было уже прохладно а на нем только клетчатая рубашка), но мы его заметили. Он закрылся от нас с мамой в туалете и оттуда умолял маму не вызывать милицию. Мама сжалилась, позволила ему уйти. Кстати, я бы не удивился, если бы она его еще и покормила на дорожку.

Машины по Левина ездили два раза в день, утром из тюрьмы, в которую упиралась наша улица, заключенных везли на работы, вечером привозили обратно в тюрьму. Мне было лет пять, и я выходил и приветствовал проезжающую машину. Наверное, маленький мальчик в немыслимых обносках напоминал и конвоирам, и заключенным об их собственным детях, мне улыбались и махали в ответ.

...Жизнь на Левина текла по своим патриархальным законам. Высокая стена густого кустарника начиналась у 10 дома и тянулась до 12, и мы прятались там, как в джунглях. Улицей своей мы гордились, она была мощенная. Под дождем брусчатка блестела и улица Левина казалась нарядной. И люди тут жили замечательные. В номере 16, например, муж и жена Рамазановы. Оба красивые, статные, ладные и всегда ходили под ручку. Как в кино. Мы ими гордились. И новость, что Рамазановы разводятся, стала для всей улицы потрясением. Шептались, что глава семьи среди ночи явился в дом с шумной компанией, а жена встретила их без восторга. Ну и муж, как настоящий дагестанец, чтобы не потерять лицо вынужден был пойти на такие меры. А для нас это было крушением красивой сказки.

А в общем дворе номера 6 жила одинокая старушка-блокадница. Соседи поговаривали, что она из «бывших». Возможно и правда, уж очень тонкими были черты ее лица и интеллигентной речь. И ко всему еще и перчатки тонкой кожи, может, единственное, что осталось у нее от прежней жизни. Она была незаносчива и очень ласкова к нам, детям. Как, впрочем, и почти все взрослые, знакомые и незнакомые.

В номере 4 жили Атаевы. Не знаю уж, за что такие беды обрушились на эту семью, но все их дети трагически уходили из жизни. Из 12 детей осталась только Маржанат, моя ровесница и молочная сестра – моя мама выкормила нас обоих. Глава семьи дядя Гамид, очень гостеприимный, душевный и, щедрый человек был главредом кумыкской газеты и можно сказать, что именно под его присмотром я делал первые шаги в журналистике. Кстати, ведь телевизор, первый, еще черно-белый телевизор я смотрел у него. И не только я, а вся нижняя часть Левина. Двери в дом не закрывались и отказа никому не было.

Еще наша улица славилась своими хулиганами. Мы считали, что наши, левинские хулиганы самые интеллигентные и «приморские», «десяткинские» и «маячные» – ни в какое сравнение с ними не идут. Предводителем у левинских был Амиго, а чуть позже появился еще и Алишан Куламов по кличке Кулам. Как-то нас, пацанов известили, что надо идти драться с «приморскими». Зачем, почему – никто не спрашивал. Нам раздали палки, а еще и факелы, потому как уже темнело. Но операция была спланирована бездарно, без разведки и в какой-то момент на нашу прекрасно освещенную колонну со всех сторон обрушился противник., Единственное, что мы могли сделать – затушить факелы и драпать в темноте. Амиго, растворившийся первым, оказался плохим полководцем, но умелым дипломатом. Моментально договорился с лидером «приморских» и нам сообщили, что враг теперь другой, и сейчас мы все вместе идем бить его в сторону Первухи.

Фриш

...При виде ничуть не изменившегося родного дома Исидор помедлил, держа руку на щеколде калитки, по-прежнему несмазанной и скрипучей. Пятеро детей, все похожие на отца, но на семь лет повзрослевшие - это поразило Исидора, - уже издали закричали: "Папа!" Путь к отступлению был отрезан! Закаленный в суровых боях, Исидор сделал шаг вперед, надеясь, что его милая жена, если она окажется дома, не станет задавать ему вопросов.

Он шел по газону, словно возвращался из своей аптеки, - а не из Индокитая и Африки. Жена, лишившаяся дара речи, сидела под новым зонтом. Ее нарядное утреннее платье Исидор тоже видел впервые. Служанка - и это было нововведением, - не дожидаясь указаний, принесла чашку для бородатого господина, которого, не вдаваясь в рассуждения, видимо, сочла за нового друга дома. "Прохладно у вас здесь..." - сказал Исидор, опуская засученные рукава.

Дети в восторге примеряли тропический шлем, - конечно, здесь не обошлось без потасовки, - а когда на столе появился душистый кофе, настала полная идиллия: воскресное утро, звон колоколов, праздничный торт... Чего еще мог желать Исидор? Не обращая внимания на новую служанку, хлопотавшую у стола, Исидор обнял супругу. "Исидор..." - пролепетала она, не в силах даже налить ему кофе. Бородатому гостю пришлось самому о себе позаботиться. "Что?" - спросил он нежно, наполняя и ее чашку, "Исидор!" сказала она, чуть не плача. Он обнял ее. "Исидор, - спросила она, - где ты был так долго?!"

Тот, словно оглушенный, поставил чашку на стол, он просто отвык быть женатым, потом поднялся, отступил к розовому кусту, засунул руки в карманы. "Почему ты ни разу не прислал мне хотя бы открытки?!" - спросила она. В ответ на это он молча отнял у оторопевших детей тропический шлем, привычным солдатским жестом нахлобучил на голову - зрелище, оставившее у детей неизгладимое впечатление: папа в тропическом шлеме, с револьвером в кобуре, и все взаправдашнее, все побывавшее в деле! - но когда его супруга добавила: "Знаешь, Исидор, ты не должен был так поступать!" - Исидор почувствовал, что по горло сыт семейным уютом.

Тем же привычным солдатским жестом (так мне представляется) он вытащил из кобуры револьвер и трижды выпалил прямо в середку еще не тронутого, украшенного сбитыми сливками торта. Нетрудно вообразить, какой свинский вид приобрел минуту назад еще нарядный стол. "Опомнись, Исидор!" - закричала жена, ее платье сверху донизу было забрызгано сбитыми сливками; если бы невинные малютки не были свидетелями этого визита, продолжавшегося не более десяти минут, она сочла бы все это галлюцинацией. Подобно Ниобее, окруженная своими детьми, она увидела только, как Исидор, этот безответственный тип, в своем дурацком шлеме спокойно вышел за калитку сада.... 

...И правда, через год, в день ее рождения опять появился Исидор. Он поздоровался, сел, опустил засученные рукава, как и в прошлый раз позволил детям поиграть тропическим шлемом, но на сей раз счастливая встреча с папой продолжалась не более трех минут. "Исидор, - спросила супруга, - где ты опять пропадал?" Он поднялся, слава богу, больше не стреляя, не отнял даже у детей тропический шлем, а просто встал, закатал рукава и вышел в садовую калитку, теперь уже навсегда. 

кому как суждено ...

Оригинал взят у rishtall в кому как суждено ...
           "У моего отца была первая жена,  в которую он очень сильно был влюблен . Бабушке,  то есть матери моего отца она не нравилась, не понятно, чем она его пленила,  мне тоже  впоследствии  показывали ее , она  была очень маленького роста, смуглая,  и всегда делала  вид, что не знает меня  ... .   Ну она и не стала женой  папы  в полном смысле этого слова, это была  его любовь, страсть, они поженились, но  во время церемонии "никах"   кто-то решил  помешать их счастью и "завязал"   их  роковым узлом так, чтоб   их  совсем  не потянуло друг к другу,  все пошло  наперекосяк, размолвки, ссоры, неприязнь,  и  она   ушла ...  
           После этого  отца  решили женить снова,  на этот раз выбрали  такую девушку,  которая устраивала папину  родню, высокую, белолицую, с длинными тонкими пальцами . Сам  жених ,  правда ,  был равнодушен к ней, но согласился . И  вот  у них родилась я ....
           Но  тут  снова замаячила первая папина  любовь, они начали часто видеться,  она была ласкова с ним,  им  казалось, что все злые чары исчезли,  и у них все может  наладиться . Формально, по шариатским нормам  она еще считалась  его женой .  Он  решил поговорить со своей  матерью,  хотел получить  ее одобрения на   вторую попытку счастья  с любимой, так сказать .  Но мать  не захотела  и слышать о  намерениях  сына,  напрочь отказалась соглашаться  с этим,  мол, забудь  ее,  живи с женой   и ребенком .     А  сын  рассердился, и  раз такое дело, не буду жить и  с этой,  раз нельзя  с той, которая мне дорога , взял и объявил обеим окончательный и бесповоротный  развод  ..  И    умер  совсем  скоро, через пару  месяцев, от непонятной  болезни  .
           Родня  моей мамы  восприняла  ее неожиданный развод   как  оскорбление ,  было решено  заставить оставить   ребенка  в доме у бывшего мужа  и отдать  ее замуж  .  Отдали  ее  за   вдовца  из соседнего  аула, с  ним  она  прожила  пять или шесть  лет и родила двоих детей . 
           А  я,   сирота,  но  с  приличным наследством, оставшимся от отца  в виде плодородных пахотных земель ,  передавалась бабушкам кормилицам  из рук  в руки .  Кормилицы брали меня  охотно,  потому что платили  за их услуги  неплохо, бесплатной арендой,  или пшеницей.  Но  однажды  случился такой казус, как рассказывали потом  сельчане  :  мне нашли кормилицу   в  соседнем  ауле, не в том, куда  моя  мама замуж вышла ,  а в другом,  жители которого  постоянно устраивали стычки  с моими односельчанами  . И вот , у них в тот  раз тоже произошло  такое побоище  с покалеченными  и может быть даже с убитыми ,  что разъяренные  аульчане  пришли  к моей кормилице  и потребовали  выкинуть  эту  вражескую  сиротку , т. е . меня ,   чтоб они не видели  ее больше .  И я была  отнесена в  родное село  и положена   на камни, на видное  место, типа небольшой площади  . 
 Но пролежала  я там, на камнях, видимо,  недолго,  потому как  там как раз проходил  местный  дяденька , он остановился,  увидев девочку, и ему  показалось, что это его дочка, ласково  обратился  к  ней по имени  и она  в ответ заулыбалась .  Схватив ребенка  в охапку,  он  прибежал  домой  и набросился на жену : "Ты   зачем  нашу Айшат  на площади бросила ?! "      Жена  в недоумении : " да, вот же Айшат , в люльке лежит" .      Потом, конечно , разобрались , чья  я , откуда,  вернули меня бабушке, папиной матери , которая  к тому времени потеряла  и сына единственного , и мужа ,  и оставалась с ней до ее смерти .
           А умерла  бабушка  совсем скоро, молодой еще, не успев оставить завещания .  Почему -то   ее имущество  по шариату, из-за того, что она заблаговременно , будучи здоровой  , не составила  в пользу кого-то,  отходило родне покойного мужа . Конечно, она его оставила бы мне,  робкую попытку чего она сделала, позвав муллу  к себе, но он многозначительно спросил : " Ты огня ада боишься , Патимат , или нет ?"   и она не стала настаивать .    Мне , наверное,  было лет пять, но я помню, как после смерти бабушки выносили  ее вещи , из-под меня вытянули сложенный сумах , и  как  я вцепилась  кувшинчик , расписанный под перепелиную крапинку  : " Это мой , мой ! "  , а мне сказали :" Здесь твоего ничего нет, дорогая   "  . 
            Помню, как  после этого всего  меня снарядили в путь-дорогу  к маме,  в соседнее село . Несла  меня  на спине, выговаривая за  мой вес, какая -то бабушкина  родственница,  наверное, у меня  не было обуви , раз уж несли на спине или из жалости .    " Похудеешь, наверное, у отчима-то, это тебе не бабушка   " - говорила  она, как бы сокрушаясь, и я представляла себе  грозного, свирепого  такого отчима с бородой и кинжалом .   Но он оказался   приятным человеком, с  доброй  улыбкой, принял меня как родную, не отделял от  своих детей .  К этому времени у них с мамой уже было двое малышей, мальчик и девочка  .  Мы с мамой,  не знавшие до этого  друг друга, испытывали какое-то смущение  друг перед другом  и, конечно , оно бы  ушло,  все бы наладилось, но  ... как говорится,   на все воля Аллаха ... Потом уже, спустя время, знакомые   рассказывали, как, когда  я еще  была совсем малым ребенком, бабушкина  соседка взяла меня с собой к кому-то в гости, где оказалась и моя мама .  Она засмотрелась на  меня, маленькую, потискала,  и возвращая на руки той женщине, спросила : "Чья это девочка ?" . Когда ей ответили, что  это   ее дочка, она упала  в обморок .. 
           Не знаю  точно, сколько времени  я прожила  у мамы, наверное, несколько месяцев, может, полгода ,   дети  не всегда  могут правильно  ориентироваться во  времени  . Помню ее  бледные руки   с длинными пальцами и розовыми ногтями,  она  почти всегда лежала,   потом  как  собирали  ее  к врачам  в Шуру, постелив  в телегу  красивый, яркий, дербентский  ковер . И как потом они  вернулись,  и мама слабым голосом  рассказывала,  что в Шуре этот ковер очень понравился то ли доктору,  то ли знахарю, обещали  вылечить ее, если она отдаст его ,  а она отказалась ,  не знаю , или ей жалко было отдавать его, или  понимала, что  никто  уже ей не поможет ...  После ее смерти  меня  забрал к себе двоюродный дядя, брат  моей бабушки, а отчим  отдал  мне  почти  все мамино приданое,  в том числе  и тот ковер.  " 
       Из  воспоминаний  моей бабушки , Загидат , дочери Абдулгапиза .  Это было 85- 88 лет назад .