Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Больно только, когда смеюсь.

С папой плохо. Смотрит младенческим взглядом, не рычит ни на кого, не шастает по ночам к холодильнику за колбасой. Вообще не ест, если не покормить с ложечки. Кажется, не совсем понимает, где он и кто он, хотя на вопросы уже отвечает. До больницы было хуже. Он практически не говорил и реагировал только на годовалую Ришку, она бегала, а он шлепал за ней по пятам. Сейчас хоть на вопросы отвечает.

Мама ложилась в больницу вместе с папой, чтоб он не пугался один. Угу. Пару раз она поймала его в вестибюле в ее же бархатных черных штанах и розовой курточке. Куда собирался, зачем? Не дал ответа. А потом мама умудрилась упасть на ровном месте, у нее больные колени. Рассказывает, что к ней какой-то мужик кинулся, поднимать, а она, дескать, была даже возмущена, мол, что за кипеж, так хорошо лежу.. Ушибла бедро. Стащила где-то швабру и два дня ходила, опираясь на нее, пока я не привезла палочку. Она такая золотистая, с регулятором высоты и петелькой, как у зонтика. Эта петелька меня добивает. Она из другой жизни. Из той, где такие золотистые палочки больше для форсу, где ими грозят, беспечно помахивают или, я не знаю, раздвигают кусты какой-нибудь бляцкой ежевики.

В общем, сейчас они оба дома - мама, которая с трудом передвигается, плачет от беспомощности и разгадывает сканворды и папа, который передвигается лучше, но совсем безучастный, даже не жалуется ни на что и не предлагает тюкнуть по сто грамм. С ними Анька с детьми.

Опыта, которые позволял бы относиться спокойно к болезням, старости и деменции родителей у нас с Анькой нет. Укол-то внутримышечный я папе приехала, сделала, но вот другое… Папу надо бы искупать, но тут страшный какой-то порог – нагота отца. Я в подростковом возрасте как-то вломилась в ванную, когда он принимал душ, и вылетела, как ошпаренная, чувствуя себя преступницей.

Анька размышляет – может быть, мы наденем на него трусики и искупаем прямо в них? И обе наачинаем ржать как идиотки, мы вообще в последнее время много смеемся. А уже дома меня вдруг выворачивает, хотя ничего не жрала с утра, только чай и отравиться или еще что было просто нечем.

Папа в правой руке все время держит скомканное полотенце. Отберешь – снова находит и держит. Будто бы это очень важно и без него никак. Будто единственная опора. Борька говорит – дайте ему вместо полотенца пистолет и вы узнаете, что он думает о вас и о смысле жизни.

Лифчик и кактусы

У Полинки очень любопытное представление обо мне,  моих проблемах и способах их, проблем, ликвидации.

Света! – пишет мне эта удивительная девушка в ответ на жалобы, мол, жисть проходит из одних только черных днееей…., - Света, уже купи себе водки, закуски и новый лифчик!

Где-то она права. Новый лифчик способен расцветить жизнь и сделать ее, как минимум, смешнее. Потому что – где он, лифчик, а где экзистенциальная тоска и мировая скорбь, что практически вцепились мне в горло своими змеиными рукаме?

Кстати, о руках. Вот у Валишки – очень длинные ноги. Ходить с ним рядом – унижение. Я не хожу, а постоянно подскакиваю, нагоняю и отстаю и чувствую себя тупым сопливым детсадовцем, семенящим рядом с целым высокомерным пятиклассником. Хотя на самом деле – пятиклассник это я, а Валишка наоборот. Вот так чье-то дурацкое тело вдруг торжествует над твоим прекрасным неебическим духом.

Жизнь вообще загадочная штука. Однажды мой львовский друг Саша Китаец поехал куда-то в далекие ебеня в Приморье работать на звероферме и там его за нос укусила норка. У меня сложилось впечатление, что он только за этим и ехал, потому что почти сразу вернулся. Китаец вообще всюду искал просветления. Для этого он однажды полюбил девушку переводчика с английского и испанского. Полюбил и сразу усадил ее переводить и распечатывать недоступного тогда на русском Кастанеду. Из сереньких распечаток Китаец усвоил, что главное это пейот. Он опять быстренько полюбил свою девушку и отправился по знакомым жрать все кактусы подряд, в расчете на то, что когда-нибудь попадется нужный. Такая диета немножко испортила китайцев характер и его отношения с друзьями-кактусоводами.

Потом кто-то рассказал Китайцу про лягушек. Мол, есть такая порода, которая выделяет отпугивающие галлюциногены. Китаец оторвался от чужих подоконников с колючими питомцами на них и упиздил в карпатские леса лизать жаб. Забытая девушка-переводчик прокляла все иностранные языки и с тех пор говорит только по-украински, да и то – жестами.

Зачем я все это написала – лучше не спрашивайте. Потому что все дело в том, что Полинка прислала мне прекрасную рубашку в подарок. Сильно прекрасную рубашку. Которая – конечно же! – не застегивается у меня на груди!!!

РЫБЫ!!!!

Лора! Лора Белоиван!

Твои Рыбы висят у меня на кухне на белой стенке. Они фантастические! Я не думала, что так заиграют. Они отражаются друг в друге, а еще в них отражается икеевская бумажная лампа и я просто охуеваю от восторга и бегаю туда - глазеть в этот межРыбный коридор!))

Как только заполучу фотографа, чо не будет смотреть на меня, как на чмо и идиотку - непременно выложу снимок.

Спасибо тебе огромное. Твои Рыбы согрели мою жисть!)

434.16 КБ

414.77 КБ

(no subject)


"Милая моя Елизавета Ивановна.
Не проходит и часа, чтобы я не поблагодарила Бога за наше с Вами знакомство. С теплой нежностью вспоминаю Ваш последний визит и на душе у меня от этих воспоминаний светло и грустно. Здоровье мое понемногу да поправляется, уж начала вставать, а утром гуляла в саду до нашей с Вами скамейки. Как звонко там поют соловьи! С нетерпением жду следующего Вашего визита. Кашу доела.
Екатерина Петровна.

Драгоценная моя Катенька!
Утром сего дня получила Ваше письмо и до самого обеда перечитывала его, наполняя сердце любовью и благодарностью Богу за наше с Вами знакомство. Намедни, вы не поверите, тоже гуляла в саду, слушала соловья и вспоминала Вас. Экое совпадение! Невыразимо рада за Вас и за то, что здоровье Ваше, любезная моя Катенька, поправляется. Крепитесь и знайте, что душа моя рядом с Вами! Как маасдам?
Елизавета Ивановна.

....."



 Не могу!  Смеюсь, как ненормальная!
Даже если не знать подоплеку истории с кашей и сыром, даже, если не читать этого всего срача - все равно бешенно смешно!
Ходите сюда, плиззз - samka.livejournal.com/2087912.html

(no subject)

Почему – Львов? Почему именно он?

Ну, волшебный, понятно, ну, впору пришелся, ну, люди еще из редких, памятных. Но – чтобы так вот, накрепко, насовсем прирасти…

 И иногда я думаю – дело в другом. В том, что именно там начали уходить. Сначала Артурушка. Это было так страшно и непонятно, так непостижимо, что я просто ревела два дня. Вернее, не ревела… Я вроде и ничего, но они сами тихонько лились, и к исходу вторых суток я уже ни хрена не видела, только мутное.

Я ведь до этого – никогда. До этого только один раз мальчик из параллельного класса, но я его и не знала толком и он мне немного поснился, как плавает в том озере, на глубине – и все.

Ну вот, и Артурушка им вроде бы дорожку и проложил. Да. А они уж подхватились потом и за ним. Один за другим. Один за другим. Будто им там медом намазано и обещали, что весело.

И ни на кого, буквально, нельзя положиться. Вот в Марьянке Муратовой я была уж настолько уверена поему-то, а она – тоже. 

Алмат говорит – надо спокойно отпускать. Я не умею спокойно. Я, как Ксю думаю. 

А Ксю говорит – злюсь страшно, мол, прямо хочется схватить за грудки и сказать - ведь полжизни на вас угрохала, рассчитывая, что ее оставшаяся, конечная половина будет вами скрашена – а вы нам что? А?

 

И мы смотрим друг на друга страшными подозрительными глазами, караулим, дежурим,  чтобы сразу, если вдруг признаки какие, заорать – сука, не сметь, только попробуй! 

Бежта



Домой я заявилась около двух ночи. Постояла, покачиваясь, в дверях, сказала – ептваюмать, уронила Рыжему на испуганную ногу тяжелый круг дареного сыра, а себя уронила в койку. И уже там, в койке, кое-как разделась.
А все потомушта – командировка. Ездили мы в командировки, ездили… Но тут какое-то окаянство, а не поездка. Выехали в 8 утра, вернулись, как уже было сказано, около двух ночи, а в самом селе были всего три часа. Все остальное – дорога. И всю эту дорогу я промучалась, потму что брюки похудели и страшно резали пузо.
Проезжая через Леваши и глядя в окно - у меня слетела шляпа. Думала, что хорошо бы тут установить памятник всем унылым курочкам. Типа, на капустном кочане сидит такой замухрыстый пацан с перевязанным больным ухом, грызет кочерыжку и с завистью глядит на проезжающие машины. И думает – ну, ниче, бля, ниче, вот я вырасту и всем вам, суки, покажу!!! А «суки» едут себе и плюют на его больное ухо, мечты и кочерыжку.
Бежта оказался в пограничной зоне. Можно было бы сообразить, рядом ведь Грузия, но я здесь была лет пять назад – и ниче, нормально проезжали. А сейчас вот – не нормально. Тормозят нас погранцы, смотрят докУменты, шмыгают носом. Мы стоим, мнемся под дождем, а он уже, между прочим, не просто дождь, а мокрый снег. Затем один погранец глядит так пристально на нас – водителя, фотографа и меня - и докладает в рацию «Два карандаша и юбочка».
В полном ахуе рассматриваю свои штаны, но не возражаю.
Он спрашивает – кто старший.
Юбочка старшая!, - отвечаю, делаю шаг вперед, чтоб побоевитее, помолодцеватее и – прямо в лужу! Грязь на юлькиных красных замшевых сапожках. «Карандаши» - кривят морды. Погранец смотрит так, будто бактерии у меня во рту стали размножаца в открытую. Проторчали там 47 минут, я засекала. За это время у меня спросили – не хочу ли я прямо сейчас заключить шариатский брак, какого черта я в Бежта забыла и нет ли в свежий газетых, котрые мы им предложили религиозной пропаганды.
Ни на один из вопросов у меня не нашлось ответа.
Так и стояла – безответная. А сверху падал мокрый снег.
Но нас все же впустили.
В Бежта на нас практически сразу напали быки. Вернее, они напали друг на друга, но все время двигались к нашей машине. А мы все отъезжали и отъезжали. Я болела за черненького и он, конечно, ебнулся в какую-то яму и проиграл. Все ликовали.
Сортиры в Бежта делаются по старинному обычаю. Заходишь в дощатую клетушку, которая прямо над рекой и – это самое… Это самое я делать не стала, смущали широкие щели в клетушке и мысль, что на той стороне реки есть дома. И у кого-нить в домах на той стороне реки есть бинокль. Так что не стала светить им свою прекрасную задницу, а быстренько покурила и вышла.
А подробно я писать не стану, потому что подробно я должна писать репортаж.
Все!
Ваша "юбочка"

А фото, если кому любопытно, делал "карандаш" Руслан Алибеков.

Иван Иванович начальник треста новый, такой хорошенький, на вид почти здоровый...

Ребенок испортился. Однозначно.

Моя Анька увидела наконец настоящих шотландцев в юбочках и потеряла все. Ях-намус, память, любовь к родине и способность писать кириллицей. Пишет теперь странными закорючками и, кажется, совершенно расхотела возвращаться. В закорючках сказано, что это очень странно, когда она – в брюках, а они – вовсе нет и наоборот.

Я не думала, что на молодого женского человека такое впечатление могут произвести две мужские шерстяные ноги под клетчатым подолом. Тоже мне - невидаль.

Хотя, с другой стороны – смотря какие ноги. Вот видала я в своей жизни ноги… Это были такие, скажу вам, НОГИ… К тому же тех, что видела Анька, могло быть не две, а больше. Если больше – я бы и сама, может, чего-нибудь потеряла.

Но Аньке я этого не сказала, потому что непедагогично, а как строгая мать написала ей правильными незакорючками, что она полный пидарас.

Она не полный, но я на всякий случай. Чтоб знала и ваще…

Она что-то там, в своем Эдинбурге совершенно обэдинбургилась, пишет коротко и непонятно. Про хозяйку свою не пишет вообще. Хуже того, она не пишет про хозяйкиного 19-тилетнего сына, что наводит на мысли…

И совершенно не интересуется, как тут у меня дела. И я не могу ей рассказать, что у нас новый президент, пуще старого. Он такой румяный, будто только что откушал чего-то детского, например, какао с булочкой, лег под одеяльце и приготовился слушать любимую сказку "Клизмецы".

И вообще, он похож на пупсика, только очень большого.

Думаю, ему бы пошла шотландская мужская юбочка.

Я бы попросила Аньку прислать и задарила бы, чтобы стал нарядный, но, боюсь, он меня неправильно поймет и стукнет по голове. Чего допустить никак нельзя.

У него вон родственников дофига. Пусть их колотит. Им, может, без разницы, они, может, ее так, из форсу бандитского носют, а я ею иногда думаю.

И когда такое случается, я вдруг замечаю, что пока я тут сижу за компом, отгороженная шкафчиком - там, по другую шкафчиковую сторону Рыжий слушает телек, котрый докладывает ему о личинках златоглазки и пипе суринамской. И если немножко забыть, кто это такие, что одна жаба, а вторая ваще - тьфу на палочке можно подумать, что это рыжевые любимые женщины.

Невидимые целители

Дружбаны говорят – что ты оправдываешься? Совсем сдурела с гандонами разговаривать? Плюнь и это… разотри.

А я разве оправдываюсь? Совсем нет. Я просто тихо охуеваю в уголку, плачу и привычно поправляю трусы на голове. И оттуда, их уголка, время от времени высовываю встрепанную башку, глаза таращу и спрашиваю сквозь слезы – а че стало? Пацаны, вы ваще, о чем?

А пацаны щеки надувают и долдонят, что я им пропагандирую какие-то недагестанские ценности. Это они съели что-нибудь протухшее, не иначе. Потому что:

А) Я в ценностях ни разу не разбираюсь, у меня из ценностей – Рыжий, комп, три серебряных колечка, сережки от Ксю, крем и младший лифчик от Оли и браслет, котрый Кузя привез мне в подарок из Брюсселя тыщу лет назад. А больше и нет ничего;

Б) Не догоняю, о каких таких специальных дагестанских ценностях речь. И чем они отличаются от, скажем, каракалпакских, шведских или нигерийских. Нет, я знаю, что есть такие страны (не помню названия), где жрут человеков. Схомячил, например, рОдного дедушку с горчицей, вышел из дома, сел на солнышке и хорошо тебе. Приобщился к национальным ценностям. Но у нас, вроде бы, открыто не жрут, нет. Разве что тихонечко, понемногу, по кусочку, занавесив все окна;

Тем более, я жизни ничего не пропагандировала, хотя некоторые и говорят, что пропагандирую, но это у них от разжижения мозга.

Я вот пишу сейчас и прекрасно, прекрасно понимаю, что для непосвященного человека это все сильно смахивает на переписку маркесовской Фернанды с невидимыми целителями. Но прояснять, откуда ноги растут и почему я все время в растерянности и гооврю непрестанно о разжижении мозга – долго и скучно. Просто поверьте на слово – таки да, разжижен этот самый у товарищей. До состояния столовского мутного киселя. И я по этому поводу грущу бесконечно. Впрочем, Борька Бергер говорил, чтоб я не парилась. Что у меня, мол, мозг в полном порядке. Он ясный, круглый, симпатичный и размером с лесной орех...

Порвало!

На "Малахов+" пишут разные люди: и простые больные, и больные непростые; и победившие хвори, и не совсем победившие... Много и странных писем.

Иногда мне кажется, что их можно издавать отдельной книгой. Будет покруче Сорокина.

Вот, например:

 

"...Хочу поделиться чудесами от использования урины. Я пила её, мыла голову, тело, уриновые носочки на ноги. Всё чудесно помогало.

Однажды я надумала делать уриновые компрессы на волосистую часть головы. Делала каждый бедь. Намачивала волосы, надевала сверху п/э мешочек и сверху тёплую шапку. Шла с таким компрессом в поле пасти коз. Через час меня менял мой муж (он тогда ещё был жив), а я шла домой и смывала всё тёплой водой. Делала так целый месяц. И вот однажды, руками, вернее пальцами рук, ощутила в самой макушке, в щёлочке, где сходятся черепные кости головы, перхоть-не перхоть, коросту-не коросту, а что-то вроде от коросты песочек мелкий, хрустящий, разноцветный, не знаю даже как вам описать. Я поняла, что это очищение головы изнутри; болячки вышли наружу. Голова стала лёгкой, ничего не болело.

А однажды я упала и очень больно ушибла левый бок об угол своего сарая на даче. Дома намочила большую х/б тряпку уриной и обернулась ею. На второй день ещё так сделала. И всё - боль ушла куда-то. А дня через 3-4 я спокойно сидела на диване, смотрела TV и даже что-то вязала руками. Вдруг мне стало очень плохо. Я вся задрожала, на лбу выступил холодный пот, еле-еле добралась до туалета. Решила, что чем-то отравилась. Но это не так. Я оправилась, когда поглядела на кал, он был чёрный почти. Неделю думала, что же со мной такое было? И дошло. Это вышла из меня та гематома от ушиба об угол дачи. Боль прошла быстро, за 7-10 минут. И это всё сделала урина..."
     
jekfat.livejournal.com/494435.html#cutid1


  Слушайте, я знаю пару человек, которым давно пора сделать уриновый компресс на всю башку и пойти, наконец, попасти коз!!!!!!!!!!!! 

(no subject)

У меня комната перегорожена шкафом. Ну, чтоб сделать такой себе закуток и там сидеть на жопе ровно перед компом и не участвовать в Рыжевой сложной внутренней жизни на диване.

В закутке мне уютно. В закутке у меня окно, пепельница, рюмка, духи, Ангел из Запорожья, глиняный баран по имени Овец из Балхара и сильно омолаживающий крем. Для красоты. И еще на стенке шкафа приклеены обои, а на них висят друзья. Не живые, а только морды лиц. Они ржут, и только Ксю не ржет, а смотрит на меня через очки, как Набоков.

Но это все, дети мои, я рассказываю, чтоб вы поняли – я там сижу практически всегда и Рыжего не вижу. Только слышу. Как он шебуршица.

Сегодня он шебуршал, как Ярославна. То есть, проивзводил Плач. Это был очень красивый плач и причитание. Вроде он невеста русского происхождения и прощаеца с батюшкой-матушкой. Я аж заслушалась. Он говорил так.

Да что ж я такое, люди добрые, с собой делаю. Я же жизнь свою гублю единственную. Я же здоровье свое гроблю незамысловатое. На работу хуй забил безответственно. А у меня ж сын растет и барабаны…

А потом вздох раздался и тихое бульканье. Я так понимаю, это был тост.

 

Но меня больше волнует Наташа Королева. Прямо страшно волнует. Сегодня вот раз вспомнила о ней и покоя мне никакого нет целый день.. Когда она в телеке – Рыжий весь подбирается, чмокает губами и втягивает живот. Там есть, что втянуть. А еще он играет бровями, плечи расправляет и прямо готов подбочениться и, как Гришка Мелихов наехать на тую Наташу лошадью. (ни слова про Жеребца!). 

Я хуею, дорогая редакция! Сальму бы я простила. Или Джэй Ло. Агузарову простила бы пицот раз, особенно, когда она в боевой своей раскраске. 

Но эта плодово-ягодная дельфин-и-русалка…

Выше моего понимания.