Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Дед

39.15 КБ

Второго деда, папиного отца я никогда не видела. Он погиб под Кенигсбергом. Так что всю жизнь у меня был только этот. Мой армянский дед.Его сложновато было любить, он к себе близко не подпускал. И не только внучек, нас с Иркой, о и всех остальных, как мне кажется.

В его комнату с нотами на письменном столе заходить запрещалось, но я все равно иногда прошмыгивала и рылась в ящиках. Там лежали крохотные фонарики и прочая прекрасная и волшебная мелочь. А на столе стояла синяя пепельница синего стекла. На ее дне был как-то хито выдавлен олень и сверху казлось, что он выпуклый и помещен в это стекло, как муха в янтарный кулон. Жаль, я, переезжая из прошлой квартиры не захватила с собой эту пепельницу. У меня ничего от него не осталось, только фотографии и кудрявые армянские воловы.

Дед много курил и по утрам кашлял, как сейчас иногда кашляю я. кажетя, больше никаких фамильных черт я и не унаследовала.

Да, он еще очень любил женщин, как говорят. Смутно помню, как бабуся ревновала и жаловалась маме, мол, нашла у деда письмо. Любовное. А дед отпираля и гооврил, что писал для своего друга, который по малограмотности двух слов связать не может. Деду, на секундочку, было тогда за 70.

Надеюсь, хоть это мне генетически передасься и я в свои 70 буду строить глазки и хватать за жопы молодых санитаров из дома престарелых.

Да, забыла совсем. Дед был музыкантом. И я его видела в важных местах. Напимер. на танцах их оркестр играл в "ракушке". А ще раз видела, как они шли по улице, а за ними ехал грузовик с гробом и следом уже плелась похоронная процессия. Ну и на демонстрациях, само собой. Колоннны шли и орали трибунам приветственное, а между трибунами и нами стоял мой дед и махал руками. Дирижировал.

Недавно мама сказала, что дед был в музыкальном каком-то взводе и дошел аж до Берлина. Я этого не знала. Я вообще, как оказалось, мало что знаю о своих родных. А уж чем занимается музыкальный взвод на войне, каковы его функции - представления даже не имею..

Что-то мне грустно стало. Надоо бы понаписать побоьше матерных постов, чтоб мои внуки имели хотя бы приблизительное представление, какой многогранной личностью и тонко чувствующим человеком (чуть было не написала "человечком") была их бабка.

А то ведь они поверят ушипнутым за жопу санитарам и решат, что просто "идиотка-дура-блядь".

А не спеть ли мне песню а-а-а-а любви..

Случайно спросил в случайном разговоре почти случайный человек - типа, а вот если бы можно было выбирать - то автором какой из существующих книжек ты хотела бы быть?
И какой фильм хотела бы, чтобы твой?

Я олго не думала, назвала те имена, что первыми выплыли.

Сто лет одиночества - раз.

Амаркорд - два-с.

А поотм уже начала терзаться и вспоминать разные другие любимые и думать, что показалась бы умнее и значительнее, если бы назвала что-нибудь из снобского набора. Я бы была очень хороша в качестве автора Ветхого Завета, к примеру, но сталось, как сталось.

Слушайте, а у вас - как?

Вы бы - что выбрали?

Рано утром на рассвете волки зайчика грызут..

А вчера они опять! Опять делали ЭТО! наступали паршивыми заскорузлыми своими сапогами прямо на нежное горло моей песни! И ведь песни я желала петь хорошие! "Пулеметчика Дэна", само собой, а еще "Мотеньку", Юли Беломлинской. Я умею ее тонким и дребезжащим. Честно говоря, я все пою именно тонким и дребезжащим, но тут он как раз был бы очень уместен.

Но они, Расулофф и Ко - мне не позволили, а бастро засунули в рот кусок чуду и выставили за дверь. Пришла я в себя уже дома, отчего-то с полным пакетом всякой хавки. Откупились, должно быть.

Хотела вам хоть сюда выложить Мотеньку, чтоб и самой подвыть в полное свое удовольствие, я ж помню, как ее Никитин пел и Ксюха с Катькой подтягивали и ваще все помн., Но не нашла я Мотеньку.(

Нашла другую, тоже беломлинскую

Эту песню не задушишь, не убьешь!

  Борька трусил. Откровенно трусил ложиться в эту их дурацкую больничку.

А я шипела на него, и все шипели на него, мол, это ж уникальный опыт, это ж невозможно пропустить, не говоря уж об здоовье!! 

Дошипелись)

Лег.

Потом вышел.

А потом взял и написал www.proza.ru/2012/03/08/1752

Больше всего развеселил комментарий, мол, не Берроуз и не Довлатов!

Мне бы очень хотелось послушать, что говорили Берроузу и Довлатову) Сразу вспомниось из чьих-то мемуаров, как Булгаков не мог работать, не мог сосредоточиться, оттого что его тогдашняя жена Любовь Белосельская-Белозерская  щебетала по телефону и на его просьбу говорить потише ответила "Ну, ты ж не Достоевский!"))

Всегда есть, сцукство, кто-то - кто не мы) 

Кузя и все остальные



Сидела всю ночь. Сушала Кузю, одну за одной практически все песни, что успела, что могла найти.
Все-все разу откуда-то выползло. И кузина странная стремная квартира, и как на гастроли ездили, всякие Винницы, Ивано-Франковски, Тернополи, Лузя со своей Иркой, Гамбург со своей гитарой, Ковбасик и Алена с вертикальными зрачками, мы все и огромное количество коньяка Москва, после которого я в первый и в последний раз мучалась похмельем, Лена Мархасева. на которую Андрюха кивал мне и говорил "вот какой должна быть настоящая ухоженная женщина" (прости Андрюха, я такой не стала), кузина черная джинсовая моднющая по тем временам куртка, которую он дал мне поносить и я понтовалась ею.

Джаф укоряет - нельзя жить только одними воспоминаниями, жить прошлым. А что делать, если все, что сейчас - кажется слепой пятой копией, главой "Серп и молот - Карачарово". Если всюду одно вымя и никакого тебе хересу и красная буква Ю уже будто дрожит и расплывается перед глазами.

Прерванное свидание

Смешных историй про прерванное свидание у меня три.

Первая – про то, как волшебный юноша вернулся из армии и вместо того, чтоб немедленно начать меня цаловать-аднимать и радоваться – плюхнул мне на колени мерзейший дембельский альбом в бархатном каком-то переплете с папиросной бумагой, отвратными рисунками и фотками, где он с корешами уже дедушки и всех строят. Я тогда была юная и вежливая и сразу в жопу парня не послала, а с тоской листала эту мутоту и слушала чужие имена и тупые истории, аж пока не пришли его родители.

Вторая трагичнее. Мальчик подрабатывал грузчиком в гастрономе и однажды приволок мне мульен бутылок тогда еще дефицитной новороссийского розлива пепси. Мы сидели на лавочке у моря. Шумели тополя и гнулись кипарисы.. Я так волновалась от любви кипарисов, что глотала эту пепси как ненормальная. И наполнилась ею до краев. И сразу затосковала. Если тебе 17 и ты влюблена, а к тому же выросла в Махачкале, очень трудно выговорить – слушай, мне тут в сортир надо. Но еще труднее – вернуться и невозмутимо сказать – так, о чем мы? Гумилев, говоришь, озеро Чад и изысканные жирафы?
Так что я позорно сбежала проходными дворами и больше на его звонки не отвечала.

Ну, а третья – история с Рыбкой. Родители ушли в гости. А ко не пришел кавалер. Кавалер был хорош и гитарист. Я была бесконечно прекрасна. Мы зажгли свечи и говорили о возвышенном под гитарные переборы. И тут приперся Бергер. Он принес с собой лицемерную умильную улыбочку и огромный промасленный кулек с жареной килькой. За Бергером в дом просочились две непонятные фигуры. Одна из фигур оказалась режиссером Герой. Вторая – незнакомая, в длинном бомжеватом плаще и кирзовых сапогах разного цвета, назвалась братом-кишлачником. Бергер потом уверял, что это крутой режиссер их Якутии, но я так и не поверила.

Брат-кишлачник разлегся на диване, не сняв разноцветные сапоги, и азартно хамил кавалеру. Кавалер нервно тряс ногой. Гера уволок телефон в соседнюю комнату и начал куда-то названивать, а мне сказал – не мешай! Я тряслась от ярости. На столе рядом со свечками лежала жареная рыба и воняла на всю галактику. Бергер сидел тихо, чинно и умиротворенно улыбался, как человек, сделавший трудную работу и теперь наслаждающийся плодами трудов своих.

Меня хватило минут на 15, после чего я взбесилась, оторвала Геру от трубки (как потом оказалось, он позвонил во все города, с которыми могли соединить), брата-кишлачника – стянула с дивана и, подталкивая их Бергером, выставила троицу к чертовой матери. Кавалер успокоился и даже снова тренькнул гитарой. Но оставалась рыба. Рыба в бумажном жирном пакете.

И вот тут я совершила роковую ошибку. Схватила эту вонючую поганую оскорбительную рыбу и швырнула ее с балкона. Она еще летела, когда я уже все поняла, ахнула и заметалась. Поздно.

Через минуту в дверь снова постучали. На пороге стоял Бергер и, склонив голову набок, протягивал мне продранный пакет. «Вы тут рыбку… уронили» - сказал этот подонок с невероятной нежностью.

Лицо его светилось.

Был такой город. Фрагмент. Лилия Долина-Микаилова, врач, 30—50-е годы

319.07 КБ

- Родилась я в Харькове. Родители мои, Семен Долин и Софья Токарь, были актерами. Там, в Харькове, и жили, пока в 1938 году родители не поехали в Москву на актерскую биржу труда. Им предложили Дагестан и они согласились. Мне тогда было четыре года.

Мама вспоминала, что город поразил ее обилием солнца и зелени, но дома преимущественно были маленькие, скособоченные, в одном из таких мы и жили почти год. В 39-м нам дали две комнаты в трехкомнатной квартире на Октябрьской, 5. Наш дом был домом для профессуры, там на первом этаже магазин для ветеранов и ясли. Отапливался дом мазутом, и в котельной хозяйничал татарин Мирза. Жильцы его одевали, подкармливали.Collapse )

Был такой город. Фрагмент. Джамбулат Магомедов, директор ансамбля "Лезгинка"; 60-70-е г.

116.86 КБ

- Говоришь, дом особый? Так и есть. Например, таксисту не надо говорить адрес «Гаджиева, 3», достаточно сказать: «Дом писателей». Дом старше меня на пару месяцев, я там и ро¬дился. Когда немного подрос и стал соображать, самой боль¬шой радостью было, если старшие ребята разрешали поси¬деть с ними в беседке. Она стояла в середине двора и была большой, человек двенадцать там могли уместиться. Перила с гвоздями, один слой краски выглядывал из-под другого, на перилах вырезаны имена. А сидели там обычно Амин и Азизи, сыновья Абу-Бакара, дети Юсупа Хаппалаева, Аткая Аджаматова, Эраста Коркмасова, Наримана Алиева. Для нас, мелюзги, большой честью было, если нас отправляли за сигаретами. Через дорогу был магазинчик и продавщица, тетя Муслимат, давала в долг. Мы брали «Приму», «Ново¬сти»… У них был белый фильтр, хорошо помню, потому что мы тайком докуривали бычки за старшими. Невкусно было. Гематоген, который мы лопали с огромным удовольствием, или витамин «С» с глюкозой были намного вкуснее. А на каж¬дый день была смола: огромные куски лежали во дворе, за¬вернутые в бумагу, и мы ножом отколупывали понемногу и ходили, жевали «жвачку».Collapse )

Бриллианты и Луковые кольца

В Англии завели глупую манеру жить по какому-то своему времени и поэтому мы с Заремкой не совпадаем. Вернее, совпадаем поздним вечером или ранним утром. Когда она еще не ложилась, а я уже не ложусь, потому что смысла нет.

Но это неважно. Важно то, что когда эта Заремка все же ложится, то начинает немедленно видеть сны про меня. Я настороженно отношусь к своему появлению в чужих снах. Там я завсегда последний лох и мудак, даже если сон эротического характера. Что выдает подлинное отношение моих друзей к моей скромной персоне.

Вот и Заремка исхитрилась и заказала себе сон, в котором я в очередной раз иду замуж и опять неудачно. В смысле, по любви бешеной, но за совершенно нищего чувака. Такого нищего, что на кольца у него бабла нет, а есть только на обычную луковицу. Из которой он кольца и мастерит. Вот просто тупо нарезает лук, как для селедки и я это дело вдумчиво примеряю на палец.

Самое смешное, что пока Заремка у себя в великой Британии смотрела сны про обручалки из луковых колец – я сам раз тусовала на открытии ювелирного салона «Бронницкий». Вот так! Все поняли? Не где-нибудь, а промежду важных господ!))) Ужасно было смешно, честно говоря. Такое дикое несоответствие.

Во-первых, еще совсем недавно в ЦУМе на этом самом месте был отдел разных хозяйственных примочек Вседлядома, ну, там корзинки для пикников, полотенца, тапочки и прочие мочалки с одеялками. А теперь наяривал скрипичный квартет (может, и не квартет, я не успела посчитать, сколько там было этих скрипачек), мелькали дамы в вечерних платьях, разносили шампанское и за стеклянными кубами, в которых что-то сияло-сверкало-искрилось, стояли девочки-продавщицы в белых перчатках. Ну и конечно всюду шарились наши - журналисты, фотографы и телевизионщики. Если бы не они – я бы сразу струсила и сбежала.

Во-вторых, я не могла осознать все величие и прелесть как самого салона, так и украшений. Люди, у меня на запястьях – феньки, простые феньки, хоть и нежно любимые. Вот пестренькая ленточка от Полинки из Москвы. Другую, витую змейку из металла разного цвета – Кузя привез из Брюсселя стотыщ лет назад, эту тройную, с листочками Заремка прислала из Лондона, а Яшка из Тбилиси привезла очень смешную с вышивкой и все это я немедленно нацепила. Такая симпатичная получилась география.

Так что сами посудите, где я, а где золото-брульянты? Они слишком статусные для меня. Это для наших даговских невест хорошо, для студенток юрфака с отутюженными волосами, для разных важных дам или для той особой породы дагестанских женщин, на которых даже в самую дикую жару не плывет макияж. Мне такого не дано и я им страшно завидую.

Так что просто трусила за Юлькой (она у нас гламурная девушка и даже целый редактор глянцевого журнала) и расспрашивала – А чо, это в самом деле крутой салон? А чо, тут в самом деле крутые цацки? Юлька смотрела на меня сверху вниз и, стыдясь моей ювелирной безграмотности, шептала, мол, да, в самом деле крутой и цацки - тоже. И, дескать, видела такое только в Эмиратах. Мне оставалось только верить Юльке и ее Эмиратам, а еще любоваться той витриной, где были собраны пестренькие такие… Ну, очень нарядные, какие-то летние браслетики!!!! Я на один из них сразу запала, но тут тетенька в таком же пестром, как браслетик наряде, увела полюбившийся у меня из-под носа.
Вот он слева. Даганов щелкнул мне на память.
435.16 КБ

Скрипки пели, гости ели тарталетки, смелые дамы мерили разные колье, а я рыдала по браслетику, веселому, как щебет канарейки.

Но пока я в реальном времени скакала по этому салону, Заремка в нереальном Лондоне досматривала свой сон. И там нищий жених наблюдал, как я напяливаю на палец луковое кольцо, а затем говорил – Света, я давно хотел тебе сказать, Света. На самом деле я сказочно богат, просто мне надоели эти меркантильные самки – после чего вынул из кармана коробочку, а в ней… А в ней дивное кольцо и не просто так. Там, как объясняла Заремка, такая застежка как на молнии, расстегиваешь, а под ней огромный бриллиант! А если повернуть – над бриллиантом появляется лупа и он кажется еще огромнее!

Я не знаю, как трактовать этот заремкин сон. Я не уверена, что на свете вообще существуют такие кольца с выдвижной лупой, но мне нравится фантазировать, как я вся такая седая вредная старуха, прямо, как в «Титанике» прокрадусь на палубу, разожму сморщенную лапку, брошу кольцо за борт и мерзко захихикаю. А оно пойдет на дно, и рыбы будут глядеть через него и делаться еще пучеглазее.

И еще я гадаю, сколько в моем равнодушии к бриллиантам честности, а сколько демонстрации нонконформизма и привычки обходится малым. И не нахожу ответа.
А вдруг завтра Рыжий скажет – Света, мне надоело таиться, на самом деле я хунзахский Принц и у меня в Хунзахе под кривой яблоней, об которую чешет бок соседская корова, зарыты родовые сокровища!

Что я тогда буду делать?

А вот такие барышни там расхаживали и сумрачный Женя их фотографировал)Collapse )

(no subject)


105.68 КБ

Один чел был барабанщик. Нет, не Рыжий, другой. Бывают и кроме Рыжего еще барабанщики. Ну вот. А потом как-то народ нашел тетрадочку, куда он записывал свою барабанщицкую партию. Ну, чтобы помнить про звуки и какие именно надо извлекать. Как слышал чувак, так и записывал, потому как красивых нотных закорючек отродясь не умел. Выглядела запись так

Здабыл тупыршим. Здупл. Здупл.

Все, что я пишу – это на самом-то деле – полный «здабыл тупыршим». Оно очень приблизительно соотносится с тем, что хочу сказать. А в мире, меж тем, происходит масса чудесного и я реагирую на все, как последний Альтист Данилов, то есть, охаю, квакаю и вся корчусь.

Вот вы говорите – Ебипетская революция. А я знаю, с чего началось-то! Акулу в Шарм-эль-Шейхе пьяной попой убили? Убили. Тут же и полыхнуло! Это важная была акула, как три кита прямо и многое на ней держалось.

А в другом совсем месте, в Москве – моя одна девушка пришла на свидание не одна, а как полагается порядочной девушке – с веником. Она не специально, так получилось – шла, увидела, подумала – «О! Веник!» и купила, но свиданный кавалер сразу стал, как та ебипетская акула. 


Или вот еще Слава Сэ. Я его давно читаю и поначалу прямо много писала комментариев. Очень умных, как мне казалось. И веселых. И ярко демонстрирующих, какая я прикольная и неординарная личность и что со мной надо сразу сильно подружиться. Он не ответил ни на один! А тут моя Яшка-Сулейман вдруг по пьяни завела себе ЖЖ и написала дельный первый пост. Мол, что, суки – не ждали? И первым, самым первым, кто оставил в ее дурацком ЖЖ комментарий – был тот самый Слава!

 vakhanaliy05 - вот тут можно увидеть это безобразие! 

А еще есть Зе со своей бесконечной сагой про училку и кольцо. Во-первых, она не дает мне читать, что там дальше, а заставляет ждать новой серии, а я от этого нервничаю и порчусь. А во-вторых… Сейчас… Переведу дыхание.. А во=вторых, эта ее училка, которую я всю дорогу воспринимала как сильно пожилую, в очках, с валерьянкой в холодильнике и седым пучком на затылке – оказалась СОРОКАПЯТИЛЕТНЕЙ теткой! Понимаете, да? Ей всего 45, но за всю эту сагу ее никто ни разу даже по жопе не погладил.

И единственные, за кого не болит мое сердце, от кого я не делаюсь альтистданилов – это ненцы и их олени. Про них всех мне рассказала Света Марковская. Как они там живут в своей стране и как олени любят соленое, а ненцы специально писают на снег, чтобы их побаловать. И этот снег оленям – как эскимо.

Это все очень важные и взаимосвязанные вещи, на самом-то деле. Но я не знаю нотной грамоты и все, что могу, все, что умею – это сказать – ЗДУПЛ. ЗДУПЛ.