Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Лифчик и кактусы

У Полинки очень любопытное представление обо мне,  моих проблемах и способах их, проблем, ликвидации.

Света! – пишет мне эта удивительная девушка в ответ на жалобы, мол, жисть проходит из одних только черных днееей…., - Света, уже купи себе водки, закуски и новый лифчик!

Где-то она права. Новый лифчик способен расцветить жизнь и сделать ее, как минимум, смешнее. Потому что – где он, лифчик, а где экзистенциальная тоска и мировая скорбь, что практически вцепились мне в горло своими змеиными рукаме?

Кстати, о руках. Вот у Валишки – очень длинные ноги. Ходить с ним рядом – унижение. Я не хожу, а постоянно подскакиваю, нагоняю и отстаю и чувствую себя тупым сопливым детсадовцем, семенящим рядом с целым высокомерным пятиклассником. Хотя на самом деле – пятиклассник это я, а Валишка наоборот. Вот так чье-то дурацкое тело вдруг торжествует над твоим прекрасным неебическим духом.

Жизнь вообще загадочная штука. Однажды мой львовский друг Саша Китаец поехал куда-то в далекие ебеня в Приморье работать на звероферме и там его за нос укусила норка. У меня сложилось впечатление, что он только за этим и ехал, потому что почти сразу вернулся. Китаец вообще всюду искал просветления. Для этого он однажды полюбил девушку переводчика с английского и испанского. Полюбил и сразу усадил ее переводить и распечатывать недоступного тогда на русском Кастанеду. Из сереньких распечаток Китаец усвоил, что главное это пейот. Он опять быстренько полюбил свою девушку и отправился по знакомым жрать все кактусы подряд, в расчете на то, что когда-нибудь попадется нужный. Такая диета немножко испортила китайцев характер и его отношения с друзьями-кактусоводами.

Потом кто-то рассказал Китайцу про лягушек. Мол, есть такая порода, которая выделяет отпугивающие галлюциногены. Китаец оторвался от чужих подоконников с колючими питомцами на них и упиздил в карпатские леса лизать жаб. Забытая девушка-переводчик прокляла все иностранные языки и с тех пор говорит только по-украински, да и то – жестами.

Зачем я все это написала – лучше не спрашивайте. Потому что все дело в том, что Полинка прислала мне прекрасную рубашку в подарок. Сильно прекрасную рубашку. Которая – конечно же! – не застегивается у меня на груди!!!

Отрывочное, мимопробегающее

Пятеро написали в личку. Пятеро обеспокоились.
Куда, - говорят, - делась и шозанахуй такой, и вообще - жива ли там или уже нет?

Отвечаю - жива. Вполне себе живая, чего и вам желаю)

Только была страшенно занята, халтурка подвалила за нужные и трепещущие бабки, а к тому же, сукство, отказал блок питания.

Видимо, его плохо питали.

Вчера приходил Руст это дело исправлять с двумя лещами и пивом. Напитал, славатегосподи. Теперь комп не вырубается через каждые полчаса, а пашет, что родной, безостановочно.

Странное дело, вот если не писать в блог достаточно часто, то начинаешь тормозить. Сидишь, чешешь репу и думаешь - сейчас бы ворваться в ленту с постом коротким, будоражащим и духоподъемным, как счет за электроэнергию за полгода. А писать об новых красных трусах после такого перерыва - оно, как бы даже неудобно! Но отчего-то кроме трусов ничего не лезет в голову)

Бояре, а мы к вам пришли!

Я всегда думала, что если вдруг звонят редкие и драгоценные люди вроде суровой Зе и ейного Наби и говорят, что сейчас придут - нормальная женщина должна резко надеть трусы, нарядную майку и накраситься в праздничные цвета. Но ко мне заглянула Джавгарат, она же Джа. А у Джа свои представления о нормальных женщинах и том, что им полагается делать.

Поэтому мы с Джа побежали в разные стороны.

Я – к зеркалу, а Джа в ванную драить унитаз. Джа мудрая и знает, что по древней дагестанской традиции гости первым делом бегут смотреть унитаз. Чистый он или так себе. Собственно для этого-то и ходят!

Я занервничала. И тоже начала метаться и прибирать. В соответствии со своими древними традициями. То есть, распихивать разные штуки по темным углам. Грязную посуду - в микроволновку, а кастрюлю, коотрая туда не запихивалась – в стиралку Мартусю. Затем я победила отряд муравьев, который шел к сахарнице за завтраком, расстелила ковер, и стал практически полный порядок.

Оставалось только докрасить левый глаз и положить на видное место умную книгу. Можно было бы где-нибудь небрежно кинуть тонкий чулок или кружевной лифчик для создания нужного настроения и эротического намека, но чулки я не признаю, а мои лифчики вызывают скорее уважение, чем соблазняют. Поэтому ограничилась новеньким и прекрасным рулоном туалетной бумаги, чтоб намекнуть на духовность.

Все это время Джа, как яростный самурай продолжала биться с унитазом. Но ни умывальник, ни аквариум с золотыми рыбками из унитаза все равно не получился. И Джа смирилась. Только плеснула еще порцию хлорки, чтобы запах был погуще и всем стало понятно - мы с ней очень замечательные дагестанские хозяйки. А если чего там не отмылось, так просто из вредности, а не поотму что не приложено усилий.

Я говорила ей - Джа! Ты же знаешь, что это падшие люди! Про них говорят, что они снобы, к тому же они жрали лягушек, а тропические рыбки деликатно объедали им пятки! Сама подумай, достойны ли они такого нарядного, как невеста унитаза??

И тут распахнулась дверь и гости обрушились на нас, как кара Господня. Потряхивая интеллектом, двумя бутылками коньяка и солеными огурцами и помидорами, они с порога кинулись в ванную, где упрямая Джа прыгала, пытаясь на лету протереть потолок.

Вот когда я был в Гарварде… - сказал Наби.
Те, кто без необходимости надевают трусы – круглые идиоты. Они же ДУШАТ! – подхватила суровая Зе и для убедительности вцепилась себе в горло.

Тут же страшно захотелось снять эти самые трусы и бежать в гарварды, чтоб оттуда сверкать голой попой и соответствовать. Меня удержали коньяком. Это одно из лучших средств для удерживания. Никогда не бегите оттуда, где есть хороший коньяк и тогда вам расскажут о том, как 40-летние дагестанские мужики могут получить за курение по шее от соседа, о красном свадебном платье и сумасшедших в двух галстуках, о выпитой с утра литрухе самогона, о ньюйорктаймсовцах и о Пате, пусть она будет нам здорова.

Когда гости уходили - я уже сама готова была припасть к их волшебным ногам, как тропическая рыбка. Я рыдала в голос, будто провожаю их на войну и попыталась повиснуть на шее у Наби.

У нас в Гарварде... - сказал он и попятился.



В квартире до сих пор нежно пахнет хлоркой, коньяком и слезами.

Не пей вина, Гертруда?

- А Модест-то Мусоргский! Бог ты мой, а Модест-то Мусоргский! Вы знаете, как он писал свою бессмертную оперу <Хованщина>?(с)


Тут на днях  у френдессы Жени  развернулась цельная дискуссия, местами переходящая в побоище. 

Началось все с вопроса. Не глобального, типа - "может ли мальчег дружить с девочкой?" или "когда вы уже все попередохните!", или "где деньги, сука?", а с самого что ни на есть простого. Может ли помочь агкоголь, если срочно нужен текст, а ты тупишь и ни строчки не можешь написать? Или ни хрена не помогает, а все враки?

Уточню. Имелась в виду не нетленка и духовка, а тупо рабочая писанина.

Ну, я про это сразу побежала отписываться, ага!) Потому что помню, как сейчас - четверг, вечер, через пару часов газета должна уйти в типографию, а ты сидишь, как последний ебень перед компом и таращишься на пустой экран пустыми же глазами. Все знаешь, вся инфа есть, надо только изложить, уложить в ровные строчки, а не выходит.  Вот, блин, не выходит и все! Любое написнное слово кажется  фальшивым, заскорузлым, от него тянет блевать, и ты стираешь его к чертям и опять сидишь, таращишься. 

А время идет.
А у ответсека в глазах появляется нехороший такой огонек. 

И вот тогда лично я лично собственными ногами бежала в гастроном за чекушкой, ставила ее возле компа и прямо из горла, не заморачиваясь закуской, по-пролетарски...  К чему нам, рабочим лошадкам эти паньски вытрэбэньки?

Никто на меня не цыкал, никто даже косо не смотрел, только главред Камалов как-то сказал - Ксана (он единственный, кто меня по псевдониму называет и мне это страшно нравится), Ксана - может того... Может, мы эти твои расходы из редакционных денег оплачивать будем?

Душевный был главред...)) Жаль, что отказалась.

Но речь не о том, и не о том, что через несколько лет в этой же редакции завели совсем другие порядки, что газета стала типичным "Листком джихадиста" и пятничные планерки стали переносить, чтоб журналисты успели на рузман.

Речь о том, что помогало!! Не пиво, не коньяк какой, не вино - божеупаси! А только водка.

Залпом выпитые 50 или 100 грамм - снимали к чертям все головные тормоза, выводили из ступора, помогали разломать этот хренов барьер немоты и слова лились себе и лились.. Даже непонятно - что им раньше мешало-то? Главное было - текст подправить потом, перед сдачей материала. Если позволяло время - на свежую голову.

Как выяснилось из комментов у Жени в журнале - я не одна такой урод) Кто-то выпивает в подобных случаях, кто-то предпочитает пыхнуть, а одна барышня в личке сообщила мне, что ей помогает хороший перетрах, но где ж его возьмешь-то перетраха этого, если дэдлайн?))
.
Но есть и отдельная категория. И вот эта категория была для меня полной неожиданностью. Ладно, если бы они ограничивались личным, подкожным "я под градусом ни словечка не напишу!" или туповатым, но понятным "водка - вредно!", но они же...   Блин, злости не хватает!)

Они же говорят - НЕ МОЖЕТ ТАКОГО БЫТЬ!

Как жить после такого? Как жить?? 
 

Про футбол и Яшку-Сулеймана

Они сказали нам с Яшкой-Сулейманом – мы возьмем вас с собой.
- хорошо, - кивнула Яшка-Сулейман носом и косами
--ой, бля, - не согласилась я с мнением Яшки-Сулеймана.

Но они утешили, они сказали, что научат нас болеть. И что это нетрудно. Надо сидеть, пить много пива, есть рыбу и кричать в положенных местах. Отмашку на крик должен был давать Джаф, потому что единственный сидел прямо перед телеком и все зорко видел. Другие сидели боком. А Меламедов – вообще затылком. Но он как-то улавливал момент для нужного крика. Опытный болельщик потому что. А мы с Яшкой-Сулейманом обе – неопытные дуры, а она еще и с косами.

Я хочу немного про эти косы рассказать. Это моя и общечеловеческая головная боль. Когда Яшка-Сулейман напивается – то ей становится очень весело. Другим бы тоже было очень весело, но они заняты. Потому что Яшка-Сулейман хохочет и раскачивается, как плохо мыслящий тростник и машет волосами по столу. И надо ее ловить. Иначе эти волосы обязательно укладываются в баночку со шпротами, даже если никаких шпрот на столе не было замечено. Я проверяла. Вроде бы и нет, а как только голову Яшки-Сулеймана со стола поднимешь, так и обнаруживается обязательная баночка.
Думаю, Яшка-Сулейман на самом деле фокусник Амояк Акопян или Игорь Кио. Только пока не признается. Проверяет нас – достойны мы Игоря Кио или нет. Есть еще одна версия. Что косы Яшки-Сулеймана это как у Василисы рукава. Только у Василисы оттуда лебеди и озера получались. А у Яшки-Сулеймана – более нужные для пьянки шпроты. Главное – уже совсем готовые. Ко всему.

Но в тот день по случаю матча «Анжи»-«Спартак» Яшка-Сулейман закрутила косы на затылке. Наверное, она хотела произвести впечатление солидной дамы. Так что от нее оставался только узнаваемый нос. Но главное, что все успокоились. А то трудно уболеть столько пива и крика, если все время Яшку ловить. Тем более хотелось хорошенько рассмотреть Аидку и главное в Аидке. А главное в Аидке – это ее грудь и муж Бесо. Она поймала его в Тбилиси и привезла сюда жениться, чтоб муж сразу всех нас увидел и понял, в какой песдец угодил.

Я его уже видела раз. На Аидкиной свадьбе. Но там я не смогла мужа Бесо хорошенько рассмотреть. Меня отвлек тамада. Я раньше вам не рассказывала, целый год не рассказывала, такой это был позор. А сейчас я с этим позором как-то примирилась и могу. Так вот. Тамаду я вообще не замечала, пока он вдруг радостно не сказал в микрофон, что сейчас молодых выйдет поздравить Анна Самохина! Все оживились и завертели головами. Тамада тоже завертел головами. Никто не выходи. Тамада глядел в бумажку с именами поздравлялщиков и настаивал – «Ну, Анечка! Мы ждем!». Все равно никто не выходил. Я уже почуяла недоброе, но надеялась, что если начать много есть, то пронесет.

Тамада оказался очень упрямым тамадой. Он пробовал разные комбинации, как в сказке про Румпельштильцхена.. Прозвучало много имен. Анна Самохина. Анна Анохина. Света Самохина. Последним вариантом было мое имя и пришлось отдуваться за всех этих невышедших женщин. Я выползла на середину зала и попыталась быть приветливой, непосредственной и оригинальной. Последнее как раз было несложно, не каждый поздравляющий выходит к микрофону с недоеденным люля-кебабом за щекой.

Судя по всему – мне удалось прожевать только кебаб, а люля застрял, и на этой почве у меня сделалось помутнение рассудка. Я говорила, как председатель колхоза, который провожает на срочную службу лучшего деревенского тракториста. Типа, мы все знаем Аидку, как надежного товарища, коллектив ее сильно уважает и надеется, что Аидка в замужем нас не посрамит и вернется сержантом. Или хотя бы ефрейтором. На последних словах мой голос дрогнул и на глаза навернулись крупные красивые слезы. По логике развития сюжета я должна была кинуться к Аидке и признаться, что я и есть ее настоящий отец. Свадьба смотрела с интересом и кажется именно этого от меня и ждала. Но тут все наши выбежали и заплясали сиртаки. .

Естественно при таких обстоятельствах я никаких Бесо уже рассмотреть не могла. И теперь наверстывала. Хороший оказался Бесо, только его очень немного. В смысле по оси ординат – нормально, а вот с абсциссой сплоховал. Еще хуже было с футболом. Мы с Яшкой-Сулейманом пытались определить, за кого нам болеть и перепутались. На поле бегали какие-то сплошные негры. Ну, так нам показалось. Только одни в красных майках и трусиках, а другие в желтых. Мы решили, что красный – это более по-мущински и там внутри этих футболок наверняка наши.

Оказалось не совсем так. Но переигрывать было поздно. Мы уже типа пообещали тем, в красном и нехорошо было отказывать. И поэтому наш стол болел неоднородно и несогласно. Джаф наши с Яшкой-Сулейманом выкрики терпеливо сносил. Янка Мартиросова смотрела с неодобрением, она вообще, как замужняя стала, так сразу заважничала. Аидке и ее мужу Бесо было пофиг, они целовались, прерываясь только на пиво. Меламедов рассказывал об охоте, внуке и только спрашивал иногда «ну, кто, наши забили или ненаши?». А подлый Зак подначивал нас выползти из отдельной кабинки в общий – битком набитый зал и там прокричать «Спартак – чемпион!». Подлому Заку хотелось позырить – чо будет?

Что будет - можно было представить. Даже когда Яшка просто отправлялась по этому залу в сортир, в нашей кабинке было слышно, как реагировал зал. Будто щаз в телеке голевая ситуация, причем перед нашими воротами. Повисала нехорошая тишина. Может, они все знали про ее трюк со шпротами, не могу сказать точно. Если знают – то Яшку-Сулеймана вполне можно сделать талисманом Анжи. Символично же – горянка, так сказать, косы, рыба, фокусы.. Причем, без последующего разоблачения.
.
Представляю себе картину в стиле журнала «Корея» – «Яшка-Сулеман накармливает всю Дикую дивизию пятью шпротинами». Или другую «Яшка-Сулейман превращает харамную водку в халяльное вино». Или третью «Яшка-Сулейман учит фанатов Спартака танцевать лезгинку». Эта – самая лучшая.

А еще ей совершенно не страшен горчичный газ.

Шел отряд по берегу...

И опять я пишу к тебе, драгоценная, хрустальная моя Василиса.

Почему вдруг пишу о папе – хрен его разберет. Последний раз мы виделись на мамином дне рождения, то есть, совсем недавно - 12-го августа. Он, как всегда, сидел во главе стола и тамадил. Папа плохо слышит и поэтому, когда сам не говорит – ему делается очень скучно. Тут мы с ним похожи, хотя я слышу хорошо.

Вся папина тамадовость сейчас сводится к тому, чтобы произносить тосты за присутствующих и отсутствующих. И он очень нервничает, когда мы сбегаем на балкон покурить или в анькину комнату – посплетничать. В папином мире становится неспокойно, тревожно.

В моем мире тоже бывает тревожно. Особенно, когда на носу 9-ое мая, 22-е июня или это… когда у нас там День милиции? Вопщем, в преддверии этих дат я чувствую себя очень неуютно. Потому что папу наверняка будут показывать по телеку. Мама звонит и спрашивает – ой, к нам придут с телевидения, чем их угощать??

Я отвечаю – чая им налей и что-нибудь к чаю, хотя больше всего мне хочется сказать – мама, гони их в шею, мама! Закрой перед носом дверь и не впускай никогда, ни при каких обстоятельствах.

Я знаю, каким я увижу в телеке своего папу. Он будет сидеть на диване в кителе, со всеми своими орденами-медалями, говорить какие-то казенные слова и мне сразу захочется схватить его в охапку, утащить и спрятать ото всех, как маленького. В такие моменты он кажется мне страшно уязвимым, беззащитным, хотя бы потому, что папы моего там нет. Те, кто случайно увидит этот сюжет – рассмотрят только старика, что-то там программное говорящего и, скорее всего, переключат канал.

Они не узнают, что он любит петь «Мы – дети галактики..» и про Щорса, что идет по берегу, голова обвязана, кровь на рукаве… Что, когда поест - у него обязательно остается в уголке рта кусочек картошки или яичницы. Что мама до сих пор привычно ловит его в дверях, чтобы поправить одежду, у него вечно то хвост рубашечный торчит, то воротник вовнутрь загнется. А когда он злится, его глаза из голубых становятся серыми и это опасный знак.

Но этого ничего в телевизоре нет. Там, внутри кителя мог бы быть, кто угодно. Или вообще могло бы никого не быть. Только дощечка с надпись – ветеран. Будто папу отменили вообще, перечеркнули..

Но я молчу и ничего не говорю, только про чай. Потому что – тут самое страшное, Вась – для них, для мамы и папы, это очень важная штука! Они готовятся, покупают сладкое, мама своей сломанной и неправильно сросшейся рукой разливает по чашкам чай для курсантов школы милиции. Они придут, сядут. Оператор будет искать нужный ракурс, девушка-журналист прошепчет моей маме – ой, мне нельзя сладкого, я на диете.. ну разве что маленький кусочек - а папа на полном серьезе начнет рассказывать про войну, про партизанский свой отряд, про кавалерию, про старую школу сыска, которую до сих пор иногда называют его именем.

А у курсантов будут пустые лица. И вполне допускаю, что кто-нибудь из них будет перекатывать в голове такое модное нынче в Дагестане округлое слово "оккупант", заедая его куском яблочного пирога.

Я этого никогда папе не скажу, даже не заикнусь. Просто думаю, а вот бы он сейчас опрокинул эти чашки и сказал прямо в камеру – нахуй все! Но, боюсь, никогда не скажет. А еще больше боюсь, что вдруг проведут широкую компанию против государственного лицемерия, всех этих георгиевских ленточек по случаю 9-го мая, отменят курсантов и люди из телека перестанут приходить.

И тогда мой папа, который, как и многие его ровесники, ничего другого, кроме этих жалких подачек не видел и знает, для которого почему-то так важны эти говеные поздравления и часы "от путина", почувствует себя заброшенным и забытым. И сразу сдаст.

Мне рассказывали про одного такого старика. Он был грозой семьи, всех строил, строил, а в какой-то момент приболел, ноги стали отказывать и семья сразу засуетилась. Окружила заботой, отняла сигареты и хороший выдержанный коньяк, усадила его в кресло в том углу, где не дует и даже летом закутывала в пледик, чтобы «папа не простудился». Говорят, на это было невыносимо смотреть.

Правда, у этой истории забавное продолжение. «Папе» купили ходунки, он сумел оторваться от своего кресла, и теперь гоняет семейство по комнатам, сочно матерясь.

Я бы хотела это видеть. Я бы хотела с ними обоими выпить коньяка и спеть про Щорса. Про рукав и кровавый след, что тянется по сырой траве. Тянется и тянется. А голова обвязана.

Кстати, в этой песне для меня нет ничего героического. Это усталая песня. Никаких боев, атак, побед. Просто все идут себе, идут, уже замучались идти, а надо. Там обязательно конец августа или начало сентября и трава уже выгорела, потому что солнце жарит, как ненормальное. И яркий, нарядный «кровавый след» под этим солнцем сразу же становится бурым, обыденным, как ржавчина. Я так ясно это видела, что все время пела "по сухой траве". А папа на меня злился и настаивал - да нет же, по «сырой», балда! Там май, свежо и только что прошел дождик!

Понимаешь, Вась, - май и дождик! Черт, у меня всегда в носу щиплет, когда слышу про Щорса. Даже если совсем фальшиво поют.
Collapse )

Был такой город. Фрагмент. Олег Талибов; 70-е

Демонстрация в Махачкале 70-е
94.76 КБ

— Построили его, кажется, в 60-м году. В 61-м туда въехали мои родители. В 68-м родился я. Дом стоит до сих пор во дворе Дагестанского филиала АН, с одной стороны ограничен этим самым филиалом, с другой парком, с третьей — пивзаводом и «питомником» (странное название неокультуренного или ландшафтного парка, прижившееся в Махачкале), а с четвертой — Буйнакским шоссе (потом улица Карла Маркса, а теперь уже и не знаю) со старым православным кладбищем.

Отчасти мой дом представлял собой то, что сейчас начали называть «таун-хаусы». Нет, это был трехэтажный дом на 27 квартир, но он имел свой двор, дровяной сарай, массу места, где можно было играть, сушить белье, пить пиво и жарить шашлыки. Расширением двора был внутренний двор здания АН, «нижний филиал», как мы его называли, и фасадная часть — «верхний филиал». На «верхнем филиале» играть не позволялось — там ездили машины, могли случайно появиться «пришлые хулиганы». Также не поощрялись самостоятельные уходы в парки и к пивзаводу. Во дворе и на «нижнем филиале» мы могли мотаться без особого контроля с утра до позднего вечера. Ведь главным, что объединяло дом с «таун-хаусом», были жители. Почти все работали вместе. Все всех знали. Дети были «общими», одинаково присмотренными и накормленными.Collapse )

(no subject)

 


ИМПИРАТИВ ЛЮБВИ

Как бы золотом мозг не сверкал,
Обладать мне тобой не дано,
Всех страстей моих жгучий накал,
Лишь любовь, как хмельное вино.

Луннолика стройна и игрива,
Не от мира сего рождена.
Ты пред взором сверкаешь, как диво!
Как заря на востоке нежна.

Кто бы смог из сраженных тобой,
На земле ты – цеветок не земной –
Не желать тебе счастья и мира?!
Ничего бы не стоила лира,
Без такой красоты под луной,
Пусть потерян на век мой покой!


ОТРАВЛЕНЫЙ МИР


Когда-то очень и очень давно
Без облачным был этот мир.
Но кто-то разлил под солнцем вино
И яды проникли в эфир.

Дурманящий пар все небо затмил,
И люди дышали хмелея.
Брат брата тогда насмерт срази
Родство свое с ним не жалея.

Так в мире возникло зло и лукавство,
Во след появилось священство...
И люди с тех пор, как листя кружат,
Гневные речи в устах их звучат...

Но будет, я верю, безоблачным мир,
В котором зачем-то отравлен эфир.



P.S.
Ничего не делала, просто сидела. Нет, напомнили добрые люди про Султанова-Барсова))))
Так что - читайте, наслаждайтесь. Орфография авторская, мысли, как можно догадаться, тоже. 
Человек, между прочим, работает не абы где, а в аппарате президента! Чего-то там советует.
"помнишь, Постум, у наместника сестрица..."

Умоляю! Читайте тут www.proza.ru/2007/05/28-26 !!!!!!!!!
Даже не саму "миниатюру", хотя она волшебная, там есть "девушка - кладезь запретных плодов", а переписку внизу!
Рыдаю!

Олежка



Опять сегодня с Борькой будем пить за Олежку. Как и год назад. Он в своем Эссене, я в Махачкале. У Бори в комментах какой-то чел написал, мол, Олег был добряк. И я сразу вскинулась было - потму что невозможно слышать, не был он добряком, разным был, как и все мы и вот это сведение человека сложного к одному слову - у меня сразу бешенство вызывает. Но Боря меня быстро укротил и укоротил и я подумала - что, в самом деле, я тут играю типа "главную вдову" - был он добряком для этого человека - ну и хорошо.

А Боря мне вот по аське рассказал:
БЕРГЕР ‎(13:24):

за год примерно до
я был во Львове
и записал интервью с Олегом.
мы гуляли по городу
вспоминали молодость...
у Невелюка в интервью есть момент,
где он говорит:
ну вот как-то так получилось что 2000 новый год я встречал в тюрьме...
и не просто в тюрьме, а в тюремной больничке...
и не просто в больничке, а у меня рак яйца и мне ампутировали одно яйцо...
и хоть я, конечно, не верю в цифры...
и знаю, как историк, что все календари - хуйня,
но эффект этих трёх ноликов, бля, даёт о себе знать...
и я смотрю вокруг себя
и думаю
да... бля...
пиздец чувак
жизнь удалась...
но как видишь мы сейчас с тобой сидим на армянской
и пьём пиво
и я даю интервью
и все идёт (тут мы хором) по плану!))


http://masson.livejournal.com/1945353.html

И вам это, может, и не важно, но Олежке сегодня 48 стукнуло бы.
И мне его страшно недостает, когда случается что-то прикольное или еще какое, или я влюбляюсь вдруг - сразу первая мысль - надо рассказать Олегу.

Лакская сказка про Патю и государство

ksana ‎(20:11):
а давненько мы про патю не вспоминали)))
ze ‎(20:11):
да уш))) одеяло заготовлено впрок?
ksana ‎(20:12):
абижаишь! погоди только коньяк принесу!
ze ‎(20:13):
какой еще коньяк? под патю идет только буза!
или по-лакски "дукра - ган"
ksana ‎(20:15):
я попрошу не выражаца! я - приличная замужняя женшино а не фруктозница какая!
ze ‎(20:15):
ладно-ладно.
как ты знаешь, Патин дом благополучно отошел девушке со справкой и казибечеку, а Патя поселилась в маленькой двушке на втором этаже.
Сначала она пыталась ее мыть
ksana ‎(20:28):
пагади, пагади! как это «ОТОШЕЛ»??? Она оставила ДОМ однояйцевому мужу и его новой жене???
ze ‎(20:29):
а так!!! в качестве отступного, глупая ты женщина!!!
ksana ‎(20:29):
тваюмать...
ze ‎(20:30):
не, ну там пате типо были оставлены драгоценности и нутриевая шуба
и свекровина халупа тоже отошла пате. но эта двушка отчаянно нуждалась в ремонте и Патя решила его делать. С размахом. Потому что белизна приносила неплохой доход, а тратить деньги Патя не умела.
В общем, Патя принялась за ремонт с энтузиазмом.
Весь двор знал, почем патин малахитовый унитаз ( плюс стульчак с рыбками и ракушками в подарок) и как трудно подобрать бархатные обои к бело- золотому великолепию спальни. Все умирали от любопытства, но Патя твердо сказала, что пока не сделает мавлид, никого в дом не позовет бо не сглазить бы
и вот настал великий день.
сначала прибыли святые тетки - бабки на мавлид а потом поттянулись все остальные соседи
Никто не был разочарован. На сорока патиных кровых метрах царил натурально негритянский вкус. Бело-золотая спальня, красное дерево с гнутыми ногами в гостиную ( плюс люстра "невеста" натуральное дерево в кухне и фонтан в виде японского карликового дерева.
Повернуться было негде, но в Пате даже в лучшие времена было не больше 50 кегэ, так что ее засилье предметов не смущало
А потом гости заметили на стенах нечто, отчего как-то обалдели и притихли.
Там, на прекрасных бархатных обоях, в солидных рамах, висели портреты руководителей страны и республики
ksana ‎(20:39):
ВАЙ!!!! кисти магомеда Дибирова известного живописателя?
ze ‎(20:39):
прям! просто глянцевые, из типографии
и все конечно тихонечко спросили - А ЭТО ЗАЧЕМ???????????
- У меня, важно сказала Патя, - на этот счет есть "гIисе"
И это вовсе не форма японского стихосложения, как ты могла подумать, а такое лакское слово, означающее приблизительно "хитрый и тонкий расчет"
Патино "гIисе" называлось так: "Пусть все думают, что я ИХ люблю"
Потому что когда Патя была маленькой, ее папа- товаровед два года отсидел в тюрьме: у него на работе, в холодильнике, нашли четыре заныканные дубленки!
ksana ‎(20:43):
может, он там, в холодильниках играл в папанина?
ze ‎(20:43):
не знаю, во что он играл, но государству это явно не понравилось
А потом стали обыскивать дом и нашли еще - новенькие, с бирками! И маленькая Патя на всю жизнь запомнила тот ужас и работников "абахаэс" и решила с государством не ссорица никогда!
И Патя усвоила, что с государством бороцца нельзя - проиграешь
И решила принять меры и государство задобрить!
ksana ‎(20:45):
ну, понятное дело, придет государство к пате, скажем, за солью, глядь - а там портреты висят! и сразу стане т хорошее и доброе
ze ‎(20:45):
а мало ли что!!!
заведи себе гисе, а потом критикуй!
Все признали, что - таки, да! вполне разумное "гIисе». Гости согласились - ну в основном потому, что там вкусно пахло и они хотели скорее за стол
А что вышло из застолья - это я тебе расскажу завтрие!
Все!