Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Лучше гор

..и так вдруг надоедает все, прямо до тошноты, до тупой усталости глаза, перед которым выстроили декорации и они стоят бессменно год за годом. И тогда думаешь - нет, надо куда-нибудь ехать, к примеру, в те же горы, где воздух иной по составу и другие цвета, и другие цветы.

Чтобы ехать, ехать, долго и утомительнно кружить по серпантину, взбираться все выше, чувствуя, как закладывает уши. И приехать, наконец, в какой-нибудь полузаброшенный аул, будто целиком вырезанный из камня, немного отдохнуть с дороги в прохладной комнате, где под потолком - прокопченные старые балки, затем взять кусок горячего лаваша, сыр и пойти по незнакомым узким улочкам, вежливо раскланиваясь с согнутыми в три погибели стариками и с коровами - тоже раскланиваться. Выбраться на край села, миновав кладбище с его покосившимися надгробьями и непонятными арабскими словами на них .  

Сесть где-нибудь на холме, запрокинуть голову и подставить лицо яростному солнцу, пока под веками не побегут огненные слепящие шары, затем раскрыть глаза, осмотреть все эти заснеженные вершины на расстоянии вытянутой руки, гремящие водопады, синие тени в складках горы, вспомннить свою тесную квартиру с видомм на стройку и подумать - мамочки, как же я хочу домой, когда уже поедем?)

(no subject)

Gennady Vernikov сбросил забавное. Я сначала веселилась и сдержанно ликовала по поводу, а потм поняла,  что сама -  конченная  уточка и от лебедя во мне только финальная реплика.

 Озеро. Лебеди разминают крылья.
Красавец-лебедь картинно становится в позы культуриста, растягивая каждое сухожилие, поигрывая мускулами.
Подходит маленькая серая уточка, мнется, начинает (жалобным, слегка писклявым, дрожащим голосом):

- Коне-е-е-е-е-ечно... Наверное, на Юг полетите?..

Лебедь, басом, красиво выгибая спину:

- Ну, да, на Юг. Ага. Там тепло, да.

Уточка:

- Коне-е-е-е-е-ечно... А я ту-у-у-ут останусь... Замерза-а-а-а-ать...

Лебедь:

- Полетели с нами, да. На Юг. Ага. (тянет мускулистую ногу)

Уточка:

- Коне-е-е-е-е-ечно... У вас крылья во-о-о-о-о-он какие... А у меня ма-а-а-а-аленькие, я упаду, разобьюсь и умру-у-у-у-у...

Лебедь:

- Так, мы тебя, того. Поддержим, да. Воздушные, потоки, понимаешь.

Уточка:

- Коне-е-е-е-е-ечно... А в дороге я проголодаюсь, обессилею, и умру-у-у-у-у...

Лебедь:

- Ну, так будем ловить жуков. Да. Сочных жуков.

Уточка:

- Коне-е-е-е-е-ечно... Жуки большие, у вас клю-ю-ю-ю-ювы вон, какие, а у меня ма-а-а-а-аленький, я не смогу проглотить, подавлю-ю-ю-юсь...

Лебедь (похрустывая, разминая крылья):

- Так мы тебе их того. Разжуем, да. Будешь есть, нормально же.

Уточка:

- Коне-е-е-е-е-ечно...

Лебедь (выпрямившись, глядя на уточку):

- Так. Нахуй.
 

(no subject)

Почему – Львов? Почему именно он?

Ну, волшебный, понятно, ну, впору пришелся, ну, люди еще из редких, памятных. Но – чтобы так вот, накрепко, насовсем прирасти…

 И иногда я думаю – дело в другом. В том, что именно там начали уходить. Сначала Артурушка. Это было так страшно и непонятно, так непостижимо, что я просто ревела два дня. Вернее, не ревела… Я вроде и ничего, но они сами тихонько лились, и к исходу вторых суток я уже ни хрена не видела, только мутное.

Я ведь до этого – никогда. До этого только один раз мальчик из параллельного класса, но я его и не знала толком и он мне немного поснился, как плавает в том озере, на глубине – и все.

Ну вот, и Артурушка им вроде бы дорожку и проложил. Да. А они уж подхватились потом и за ним. Один за другим. Один за другим. Будто им там медом намазано и обещали, что весело.

И ни на кого, буквально, нельзя положиться. Вот в Марьянке Муратовой я была уж настолько уверена поему-то, а она – тоже. 

Алмат говорит – надо спокойно отпускать. Я не умею спокойно. Я, как Ксю думаю. 

А Ксю говорит – злюсь страшно, мол, прямо хочется схватить за грудки и сказать - ведь полжизни на вас угрохала, рассчитывая, что ее оставшаяся, конечная половина будет вами скрашена – а вы нам что? А?

 

И мы смотрим друг на друга страшными подозрительными глазами, караулим, дежурим,  чтобы сразу, если вдруг признаки какие, заорать – сука, не сметь, только попробуй! 

(no subject)

Ездить в Балхар, оказывается, чревато.

Во-первых, по дороге кому-нибудь может захотеться в кустики, а этих кустиков может не оказаться. И тогда кто-нибудь увидит малюсенькую будочку, стоящую одиноко и пойдет за эту малюсенькую будочку и начнет там усаживаться, стараясь, чтоб с трассы его не было видно. И, если этот кто-нибудь – я, то он непременно усядется доверчивым безоружным жопом туда, где произрастает молодая, веселая и жадная до новых впечатлений крапива.

Познакомились, бля… Здравствуй, природа мать.

Ну, а потм был сам Балхар, о котором мне еще – репортаж и поэтому подробно не стану. Мы там всюду лазили и было смешно, потому что в Балхаре связи практически нет и телефон ловит только на окраине села, и все люди, которые хотят позвонить и спросить очень важное, например, «Мага, ну че там ваще?» - выходят туда и стоят, как столбики или жывотные сурикаты.

Еще мне там задарили тяжелющего керамического ослика с широченной спиной и каким-то вполне женским задом. Зад разрисован беленькими полукружочками и загогулинами. Я бы вам показала, чтобы вы тоже порадовались, но у меня нет фотоаппарата. Я бы вам и свой продемострировала, хотя он без беленьких загогулин, а с красненькими точечками (привет, крапива!), но у немя обратно нет фотоаппарата.

А когда мы с осликом, перегруженные впечатлениями и едой, приехали домой, все усталые и покачивающиеся, то оказалось, что Наринэ в своем блоге дала ссылку на мой пост и повалили люди.

Их было так много, что мы с осликом сначала растерялись, потм стали стараться отвечать, потом опять растерялись, поскольку уж очень МНОГО и испуганно засели в уголке прямо на окрапивленный жоп. Там и заснули.

Народ, если кому-то не ответила – не серчайте.



Ослик - от Бори)) Тоже балхарский.