Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Если у балерины болят ноги - она прыгает сидя

Мне не хватает Яшки.
Яшка удрала в Тбилисси и сидит там уже несколько месяцев в хачапури по колено.
Не знаю, сумеет ли Грузия, пусть, даже и дружественная Грузия - оценить мою Яшку. 
А ведь та очень полезная.

С ней, например, очень приятно поговорить. На каждое твое слово - у Яшки найдется свое.

Она из неравнодушных, из эмотивных и опытных. Из мутных глубин своего опыта Яшка выуживает пучеглазых, искореженных давлением и проверенных временем рыб мудрости и предлагает страждущим. 

Наример, говоришь ты ей - Я просто не знаю, как быть..
И получаешь в ответ - Я ВСЕГДА ЗНАЮ, КАК БЫТЬ!

Или етуешь  - надоо платить за свет, а бабки тю-тю..
И Яшка тебе - а я никогда не плачу за свет, пошли они на хуй, дураки!

В общем, очень полезная Яшка и будет Грузии с ней полное и окончательное счастье.

Тинатин, если увидешь на улицах свооего родного города рыжее безмозглое и безосновательно высокомерное существо - хватай, суй в мешок и шли его сюда!

__________

Ой, забыла же совсем!! Вот тупая!

Значит, пру я давеча в магазинчик во дворе и буквально утыкаюсь в спину внезапно остановившегося мужика. Спина не так, чтоб слишком приятная, потная и чужая. Мало того, со стороны  нижней части этой чужой спины (во завернула, да?) вдруг дооносится негромкий, но вполне узнаваемых звук, а за ним и вполне узнаваемый запах.

Я, оторопевшая встала, как лист перед травой!

А мужик помахал внизу ладошкой, разгоняя запах, а поотм краем глаза заметил меня. Оорачивается такой и, обаятельно улыбаясь, говорит - Извини. Ничего личного.

Ничего я ему не сказала, а развернулась и побежала домой думать о волшебном.

Был такой город. Фрагмент. Лилия Долина-Микаилова, врач, 30—50-е годы

319.07 КБ

- Родилась я в Харькове. Родители мои, Семен Долин и Софья Токарь, были актерами. Там, в Харькове, и жили, пока в 1938 году родители не поехали в Москву на актерскую биржу труда. Им предложили Дагестан и они согласились. Мне тогда было четыре года.

Мама вспоминала, что город поразил ее обилием солнца и зелени, но дома преимущественно были маленькие, скособоченные, в одном из таких мы и жили почти год. В 39-м нам дали две комнаты в трехкомнатной квартире на Октябрьской, 5. Наш дом был домом для профессуры, там на первом этаже магазин для ветеранов и ясли. Отапливался дом мазутом, и в котельной хозяйничал татарин Мирза. Жильцы его одевали, подкармливали.Collapse )

Был такой Город. Фрагмент. Римма Маркова; 40-50-е

104.06 КБ

- Я так долго здесь не была, а ведь Махачкала – город моей юности. Мы отсюда с братом Леней уезжали в Москву «учить¬ся на артистов». Отец Лене дал костюм свой единственный, он на брате, как на собаке худой, висел. Мне мама платье какое-то сшила, туфли лакированные разношенные отдала. И чемодан с грушами. Наши наивные родители решили, что в Москве это дефицит жуткий. Мол, продадите и будете на эти деньги шиковать. Приехали мы, а нам и остановиться негде. Но я же всегда была деятельной, черт возьми. Вещи - в камеру хранения, а сами - на Центральный рынок груши продавать. Как же у нас их воровали! Подходили, в наглую брали, а мы с Ленькой стеснялись и делали вид, что ничего не замечаем. В общем, продали килограмма два, остальное съели. Я потом эти груши всю жизнь терпеть не могла.Collapse )

Был такой город. Фрагмент. Ванати Алиев; 70-80-е

Эту фотографию уже где-то размещала, она из моих любимых. Благотворительное общество "Белый цветок" собирает пожертвования на борьбу с чахоткой. г. Петровск (ненешняя Махачкала) начало ХХ в.
120.66 КБ

Раньше я любил свой город весь. Целиком. А теперь, знаешь, вот тут и еще вон там и чуточку вот здесь. Я не узнаю его. И не потому, что он разросся, он просто стал чужим.
А я ведь здесь родился. Снимали мы тогда квартиру на улице Лейтенанта Шмид¬та, а чуть позже переехали на 26 Бакинских комиссаров. когда мы туда заселились, это был пустырь, на котором сиротливо стояли общаги пединститута.
60.61 КБ
В то время город делился на районы, но не официально, а, как бы сказать... Скажем, иногда в наш район заходили таркинские ребята. Тут же общаги были от фабрики III Интернационала, и они ходили женихаться к девушкам, ну и нам это, соответ¬ственно, не нравилось. Так что дрались район на район. С нурадиловскими бывали частые стычки. У клуба Ногина стояла беседка, так каждый раз, когда приходили нурадиловские, ее разбирали на штакетники. Еще совсем пацаном я стал свидетелем одной крупной драки. Так вот, она не стихийной была, к ней готовились, кидали жребий, где именно драться. Вышло — у нас.Collapse )

(no subject)



Кузенька)))
Лиса на нем смотрится феерично! будто там и росла отродясь.
А Гамбург какой прекрасный, а Лузя!
Кузя рассказывал, что Андрюха Партыка гонялся за девками из балета "Рецитал", кажется, девки визжали и отбивались, а Пугачева орала "Рыжего не обижать!".
Понимала тетка про рыжих.

Лилька, дружок, спасибо за ролик.

Добре попрацюем!
Новый мир збудуем
В нашем ридном СэРуСеРе
Раз, два, три - холера!

(no subject)

Успешные, знаменитые, всех на свете победившие…. Да, да и еще сто сорок раз – да.
Только мне больше – другие.

Я даже думала статью про вечную артистку кордебалета, например, так и не выбившуюся в примы, про актрису в летах, из года в год играющую «второго зайчика», про чувака, который в оркестре – как он называется? – что ждет, ждет, чтобы один раз за все выступление стукнуть своими тарелками друг об дружку и создать Дзань и Блямц.
Даже название придумала «Третий в пятом ряду». Вернее, слямзила.

Но это неважно.

Статью я – так и не, а вот люди остались. И истории их.

Вот Таня Алиева – актриса ярчайшего дарования, на «Самоубийце» от ее «он желал моего тела!» зал лежал – но новые спектакли ставят редко, актрис в театре много… Я у нее спрашиваю – Тань, а не обидно вот так – вечно быть 25-ым грибочком? А она отвечает, мол, честолюбия у меня немного, а быть в театре это для меня уже счастье.

Не знаю, насколько честно она говорила. Но в тот момент я поверила. Поверила, несмотря на то, что Таня сидела, укладывала локоны на мочальных каких-то париках и отдавала эти парики прибегающим загримированным актрисам.

А на днях заходила Джа и рассказывала про своего отца.

Про то, как он мечтал быть хирургом, да вот не вышло, сорвали из аспирантуры, потребовали, чтоб назад, домой и вот всю жизнь проработал терапевтом в санатории. Еще про то, какой он был мягкий человек, что дагестанскому мужчине не к лицу, как не везло ему с женщинами, особенно с последней женой. Как она стыдилась, что он штопает себе майки и носки и орала на него, потому что не подобает. А он все равно упрямо штопал, хотя и мягкий. Молчал и штопал. А однажды, когда Джа забежала его проведать – он протянул ей очередной аккуратно заштопанный носок и сказал «Смотри, доча, какой красивый я тут шов положил!»

Мечтал быть хирургом. Да.

(no subject)


Пьем с Борькой по аське. За Олежку. Ему сегодня 47, вот как ведь. История нашего знакомства – это сплошное - Ух! Это все Борька, зараза. Сначала приехал сам и немножко за мной ухаживал, а я кочевряжилась всяко и тогда он сказал, - ниче, ниче, вот приедет Невелюк и ты ему сразу дашь!

Кто дашь? Я - дашь???? В вот этих новых вельветовых джинсах «Super Penis», в красных австрийских сапожках, в синей, привезенной мамой из Югославии водолазке с хомутом, с бюстом невероятного размера и талией в 54 см?????? Я – полковничья дочка и актриса народного театра, игравшая Жалину – самоглавную блядь, предавшую Тиля и не посмотревшую, что за пепел стучит в его сердце? Прочитавшая к тому времени «Выигрыш» Кортасара в Трилистнике и «Степного волка» в «Иностранной литературе»? Пытавшаяся покончить с собой путем заглатывания кучи таблеток и видевшая зеленую, зеленую траву и упавшая лицом в прозрачный ручей? Очнувшаяся в больнице под вопрос мента, сидевшего рядом: «Ну и что вы можете показать?» Бьющая сразу в рыльник после слова «дашь»?????

Короче, смешно мне было.

А потом приехал Олежка. Борька привел его к нам в театр, и я увидела чувака с грязными патлами, в мешковатых штанах. Я сидела на стуле, а он передо мной на корточках. Я глядела на него свысока и насмешливо. А потом спросила: «И что, ты тот самый Невелюк, с которым я буду спать?» и толкнула его носком сапога в грудь. Он  немножко упал и сказал, что именно из-за таких нарванных и уехал из Львова. Врал, как оказалось. Не из-за этого.

Но это все неважно. Важно другое. У нас с ним ничего еще не было, когда мы шли по набережной и тут вдруг внизу, в домике у моря вдруг открылась дверь и женская фигура нарисовалась и выплеснула воду из таза. И она блеснула, эта вода, серебрянным. А фигура вдруг громко так заговорила, руками заговорила. И мы с Олежкой синхронно произнесли «Боже мой, какая экспрессия!». И вот тогда я все поняла. И в тот же день позвонила своему тогдашнему любимому Тимке и сказала, что, звиняй, мол, но у меня тут кажется, судьба намечается. Так что – прости, прощай!

Но он не хотел так просто «прости-прощай». Он приехал ко мне из своего Каспийска и сидел, мотал ногою и курил, и спрашивал – что произошло??? А мне ведь нечего было ему сказать!!! Что произошло? Вода из таза? Произнесенные разом слова, которые я одна никогда бы не произнесла? Мысли «как же мне с таким жить?», когда Олежка, с которым еще ничего, даже поцелуев не было, высморкался пальцами на центральной улице???? Знание, что это мой муж, ничем, даже нашими намерениями не подтвержденное?

И вот сидим мы с полуотставным моим кавалером, не можем смотреть друг на друга и говорить не можем.. А тут на балконе зашуршало. А была, бля, зима. А жила я на 3-ем этаже. И мы вместе с Тимкой выбежали на балкон и сняли Олежку, который спускался с крыши пятиэтажного дома. Отогревали его руки в тазике с теплой водой. А потом они оба стали выебываться. И оба были идиоты. Так что я посидела, посидела, послушала, а потом сказала – пацаны, шли бы вы! И выставила их обоих нах. И Тимка уехал. А минут через 30-40 я услышала, как кто-то опять спускается на мой балкон с крыши. И впустила. И ушел он только утром. И потом я вышла за него замуж. И уехала во Львов. И в моей жизни нет другого мужчины, который бы так близко, кровно прирос. И которому я не могла бы простить, что умер, ушел и оставил меня одну.

Сегодня Олежке – 47 лет. Я – пьяная в жопу.