Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

Оюб


Снимала вчера. И писала вчера.
Но замерзла и простыла, не поехала сегодня на продолжение. Только зачем-то купила цветы. Белые хризантемы. Мне подумалось, вдруг ему в этом страшном зале суда будет приятно увидеть цветы. Ну, они будут лежать рядом и говорить, что жизнь есть и в ней не только ужас. боль. несправедливость, бесправие. бесчестие. но и другое .


Collapse )

(no subject)

Ксюха в своих иерусалимски ранилищах отыскала и выслала.
Год неведоый, но понятно, что 90-е. Снято тоже понятно где, в Ксюхиной коморке на 3-м этаже 2-этажного дома (во Львове такое случается сплошь и рядом), под самой крышей, зато с печкой и балкончиком, с которого к Ксюхе ломились Птыцы Мира  пугающем количестве.

на фтографии все, как надо, слева Олежкин профиль, справа - часть Дмитровского, сзаду - сумки и польта, а посередке Я.
Прекрасная, как цветущая резеда, Борькины космозиккеры и Рыбы Лоры Белоиван.

Взгляд имею осмысленный, шшею, призывающую к удушению, видно. что деушка - думающая, не хухры-мухры, кольриджей листала и даже знает их всех по именам. Но с трудной судьбой, да.
С трудной судьбой. хотя и без коричневого берета, но сразу же ясно, что хочу про Тургенева и выпить)))

!!!!!Sveta_Olezhka+

Солдат ребенка не обидит

Это ж невозможное дело просто! Страшно хочется разболтать, рассказать, чтоб еще раз пережить эту волшебную и, не побоюсь этого слова, крышесносную встречу, с вами всеми ее обсудить и насладиться дополнительно. Но, сцуко, нельзя!!! Даже под замком нельзя, знаю я вас, вы тоже такого груза прекрасного и не выдержите и где-нибудь проболтаетесь. И тогда хорошие люди вроде Полинки будут трагически смотреть в угол и меня порицать, а пить и веселиться со мной и кричать мне СВЕТЛАНА! – не станут.

Этого я не переживу. Или переживу очень плохо.

Поэтому расскажу историю, которая стряслась не со мной, а вовсе даже с моим другом (не стану тут называть его имя), но очень хорошо иллюстрирует ситуевину. Сам друг ее отчего-то не рассказывает, и история получается практически бесхозная.

Итак. Мотался Мойдруг по каким-то своим мойдружеским делам в неведомых и дальних ебенях. Он уже и сам не помнит – то ли в окрестностях Красноярска, то ли Петропавловска, то ли еще где это все происходило. Может, и города-то такого нет на самом-то деле, но на тот момент он несомненно был. Он просто не мог не быть, потому что где-то же должна была проходить эта дискотека, на которую Мойдруга случайным ветром занесло.

Дискач был какой-то занюханный, типа танцев в районном клубе, но музыка гремела, огни светили, спиртное лилось рекой и девки были веселы и красивы, так что в тонкой душе Мойдруга что-то затрепетало. Он думал, что жизнь вот – она уходит и ему уже не 20 и даже, будем откровенны, не 30 и эти молодые, что скачут рядом, совсем близко, на самом деле находятся на расстоянии многих световых лет от него… И прочую нежную и грустную ерунду думал Мойдруг, вполне в духе «сентиментального нигилизма».. В общем, выбрал он ближайшую приятную юную девку с гладким кукольным личиком и грустными глазами и начал ее окучивать.

Ну, то есть, как окучивать. Не так грубо конечно. Он УХАЖИВАЛ! Он был светский лев, пресыщенный и усталый столичный житель, ищущий обновления и возрождения в общении с провинциальной робкой белошвейкой. Мойдруга вставило рассказывать барышне об искусстве, о Миро и Шагале, о джазе и Эдисоне Денисове. От Эдисона Денисова Мойдруг по понятному ассоциативному мостику перебрался к Виану и к одиннадцати слепым девочкам из приюта Юлиана Заступника, идущим по улице и распевающим псалом. Голос его дрожал, в глазах девушки отражались все звезды этого мира, она молчала, она все время молчала, но Мойдруг уже чувствовал, как ее чистая белошвеечная душа раскрывается ему навстречу дивным цветком.

А может, остаться, - думал Мойдруг, - остаться тут в городе, про коотрый даже неизвестно точно, существует он или нет, жить простой жизнью, преподавать что-нибудь нежное смышленным детям в маленькой школе с большими окнами, куда заглядывают акации или что у них тут вместо акаций, ягель? По вечерам возвращаться домой, убыстряя шаг, зная, что эта вот милая, с трогательным пробором в русых волосах или читает, или, устав, прикорнула в старом кресле, закутав хрупкие плечики в пуховый платок. И так прожить оставшуюся жизнь. Чисто, достойно, разумно.

Так подумал Мойдруг и перешел к стихам, поотму что - куда ж без стихов?

«А бедра ее метались, как пойманные форели…» - продекламировал он срывающимся от нежности голосом и еще подумал, не оскорбит ли, не слишком ли смело, хотя, с другой стороны - все же классика.

На слове «бедра» барышня, давно уже находящаяся в состоянии транса, вдруг очнулась, вздрогнула, взглянула Мойдругу прямо в лицо и отчеканила – «В рот и жопу не даю».

Небеса охнули, тихо выматерились и рухнули.

Эрегированная женщина

91.03 КБ

Есть люди вокруг, они преимущественно женщины, которые удивительные!
Вот на днях пишет мне в аську подруга одна. Ой, - говорит, - беда! Ой, не могу! ОН не позвонил, а обычно кажный день звонит, и я теперь прямо не могу и трясусь, а потом бегу в ванную, блюю и опять трясусь.

Я тут тоже сразу затряслась. Из зависти.

Это ж надо, как тонко человек умеет чувствовать! Я бы на ее месте сначала выпила, затем написала бы всем в аську, а потом бегала по дому и страшно нервничала, приговаривая – убью, сука-блянахуй-пидарас-только-появись и прочие нежные слова. А более тонкие эмоции мне совершенно недоступны. И я даже зауважала мою подругу. Ведь в блевании от переизбытка любви и переживаний есть некая возвышенность! Прямо тебе Айрис Мердок, Черный принц и – что они там слушали – не помню..

Уверена, что ее рвало фиалками.

Меня фиалками никогда не рвет.

И это сразу бросается в глаза. Причем, всем подряд. Вот совсем небольшой девочке Асе тоже бросилось. Она посмотрела, плюнула в угол и нарисовала странное, а именно мой портрет. Там поначалу не было ушей – это ее мама после настояла, мол, как можно, чтобы без ушей? - и то, что небольшая девочка Ася обо мне думает было яснее. Потому что без ушей, которые как-то отвлекают на себя внимание – вот эти штуки у меня на голове выглядят, как манифест и декларация вместе взятые. И разночтений не допускают. Ася утверждала, что это такие кучерявые кудряшки, но я-то видела, что вовсе не они, а совсем другое, то, что даже неудобно как-то назвать, ведь сюда ко мне и приличные люди заглядывают, вроде Наринэ. И ошибиться я не могу, мне раньше уже такое показывали, я узнала, я, как говорил классик, «неплохо знакома с предметом»!

Мир продолжает быть фаллоцентричен!
А я в нем - то ли охуевшая, то ли охуенная.

Рисунок я прицепила магнитиками на холодильник и, когда мне что-то кажется непонятным или несправедливым – сразу бегу к холодильнику смотреть и проникаться. Человек, которого именно так увидел 8-летний ребенок, не может претендовать на многое. Ему надо все время помнить – что и кто он такое.

(no subject)

Помните я писала, как шопилась с Владкой по рынкам и накупила люстру и еще незнамодлячегонужный Фикус? Так вот. Он помер. Усоп. Крякнул. Откинул копыта. Что там еще было? Дал дуба? Неее, дуба он как раз не дал, а тихо увял. А я ведь его уже полюбила и купила ему горшочек и посадила его туда и даже землю насыпала. И поливала. Дадада.
Не оценил, сцуко падла. Точит теперь из нарядного горшочка скелет. А стебель или как его назвать - ну, откуда но.. тоесть веточки росли у него сразу был обмотан мешковиной. Я думала для красоты и прочности, а получилось, что будто саван. И вот трчит, значит. Глаз цепляет. У меня когнитивный начался из-за него. А выбросить - рука не поворачивается. И новый принести в дом - тоже не поворачивается.
Печаль...
мадам, не говрите о любви...
Надо пойти проверить Рыжего. Полит ли? Удобрен? Хорошо ли его стебелек - или как там его? ствол? - обмотан тряпочками мешковинного виду.